Мы рады всем тем, кто ищет истину. Свяжитесь с нами.

Слова Христа последних дней (избранное)

Цвет заливки

Темы

Шрифт

Размер шрифта

Интервал между строками

Ширина страницы

Результаты поиска: 0

По вашему запросу ничего не найдено.

Сущность Христа — в послушании воле Отца Небесного

Имя воплотившегося Бога — Христос. Христос же — это та плоть, в которую облекается Дух Божий. Эта плоть не похожа ни на какого человека из плоти. Различие в том, что Христос не из плоти и крови; Он — воплощение Духа. Он обладает как нормальной человеческой природой, так и совершенной божественностью. Ни один человек не обладает Его божественностью. Его нормальная человеческая природа поддерживает всю Его нормальную деятельность во плоти, в то время как Его божественность выполняет работу Самого Бога. Его природа, будь то человеческая или божественная, подчиняется воле Отца Небесного. Сущность Христа — это Дух, то есть божественность, поэтому Его сущность есть сущность Самого Бога. И эта сущность не помешает Его собственной работе, и Он никоим образом не сможет разрушить собственной работы, как и никогда не скажет какого-либо слова, противоречащего Его же воли. Таким образом, воплотившийся Бог ни в коем случае не станет совершать какой-либо работы, мешающей Его собственному управлению. Всем людям следует уяснить это. Суть работы Святого Духа заключается в спасении людей, она совершается для Божьего управления. Точно также и работа Христа заключается в спасении человека и осуществляется ради исполнения воли Божьей. Становясь плотью, Бог материализует Свою сущность в Своей плоти, делая Свою плоть вполне способной принять на себя Его труд. Так что при воплощении вся работа Духа Божьего заменяется работой Христа, и самой главной работой на протяжении всего времени воплощения является работа Христа. Его работу нельзя смешивать с работой любой другой эпохи. И так как Бог становится плотью, Он трудится как плоть. Поскольку Он приходит во плоти, Он во плоти и завершает надлежащую Ему работу. И Дух Божий, и Христос — оба являются Самим Богом, и Он совершает надлежащую Ему работу и служение, которое Ему надлежит совершить.

Сама сущность Бога наделена властью, но Он также способен полностью подчиниться той власти, которая исходит от Него. Его работа, будь то работа Духа или та, что совершается Его плотью, не противоречит одна другой. Дух Божий — это власть над всем творением. Плоть с сущностью Бога также обладает властью, но Бог во плоти может выполнять всю работу, которая подчиняется воле Отца Небесного. Никто из людей не может ни достичь, ни постичь этого. Бог как таковой и есть власть, Его же плоть повинуется Его власти. В этом — скрытый смысл слов «Христос повинуется воле Бога Отца». Бог — это Дух, и Он может совершать труд спасения, при этом Бог может становиться человеком. Так или иначе, Сам Бог совершает Свою собственную работу; Он не нарушает ее и не препятствует ей, и уж тем более не выполняет работы, которая противоречит ей, ибо сущность работы, совершаемой Духом и плотью, одинакова. Будь то Дух или плоть — оба работают во исполнение единой воли и управляют одним и тем же трудом. Несмотря на то, что качества у Духа и плоти такие неодинаковые, сущность у них одинаковая; у обоих — Божья сущность Самого Бога и личность Самого Бога. Сам Бог не имеет элементов непослушания, Его сущность благая. Он есть выражение всякой красоты и благости, а также всякой любви. Даже во плоти Бог не делает ничего непослушного Богу Отцу. Он даже беззаветно готов принести в жертву Свою жизнь и не ищет другого выбора. Богу не присущи элементы самодовольства или высокомерия, или же тщеславия и гордыни. В Нем нет элементов лукавства. Все противящееся Богу — от сатаны. Сатана — источник всего уродливого и злого. Причина, по которой человек обладает такими же качествами, что и сатана, — в том, что человек развращен и обработан сатаной. Христос не подвергся развращению сатаной и потому обладает лишь качествами Бога и не обладает ни одним из качеств сатаны. Каким бы трудным ни был труд, какой бы слабой ни была плоть, Бог, живя во плоти, не сделает ничего, что нарушит работу Самого Бога, и, тем более, не отречется от воли Бога Отца, проявив непослушание. Он предпочтет претерпеть телесные муки, нежели предать волю Бога Отца. Как и сказал Иисус в молитве: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты». Люди поступают по своему выбору, Христос же — нет. И хотя у Него — личность Самого Бога, Он все же ищет волю Бога Отца и с позиции плоти исполняет вверенное Ему Богом Отцом. Для человека это нечто недосягаемое. У того, что от сатаны, не может быть Божьей сущности, у такого может быть лишь сущность непослушания и противления Богу; оно не может быть во всем послушным Богу, а тем более охотно повиноваться воле Божьей. Все люди, кроме Христа, противятся в чем-то Богу, и ни один не может непосредственно взять на себя работу, порученную Богом; никто не способен относиться к Божьему управлению как к своему долгу, который необходимо исполнить. Подчинение воле Бога Отца — это сущность Христа, а непослушание Богу — качество сатаны. Эти два качества несовместимы, и никто с качествами сатаны не может называться Христом. Причина, по которой человек не может выполнять работу Бога вместо Него, заключается в том, что человек не имеет никакой сущности Бога. Человек работает для Бога в своих личных интересах и ради своих будущих перспектив, а Христос работает для того, чтобы исполнить волю Бога Отца.

Человеческая природа Христа управляется Его божественной природой. И хотя Он — во плоти, Его человеческая природа не совсем такая же, как у плотского человека. У Него Свой уникальный характер, который также управляется Его божественностью. Его божественность не имеет слабостей, слабость Христа относится к Его человеческой природе. До определенной степени эта Его слабость ограничивает Его божественность, но такие ограничения имеют определенные рамки и время, и они не бесконечны. Когда приходит время выполнить работу Его божественности, она выполняется независимо от Его человеческой природы. Человеческая природа Христа целиком управляется Его божественностью. Помимо нормальной жизни Его человеческой природы, все другие действия Его человеческой природы находятся под влиянием, воздействием и руководством Его божественности. Несмотря на то, что Христос обладает человеческой природой, она не нарушает работу Его божественности. Это происходит именно потому, что человеческая природа Христа управляется Его божественностью; и хотя Его человеческая природа незрелая в житейском плане, это не влияет на нормальную работу Его божественности. Когда Я говорю, что Его человеческая природа не подверглась развращению, Я имею в виду то, что человеческая природа Христа управляется непосредственно Его божественностью и что Он обладает более высоким уровнем разума, нежели обычный человек. Его человеческая природа наилучшим образом подходит для того, чтобы ею управляла божественность во время Его работы; Его человеческая природа больше всего подходит для выражения работы божественности и наиболее способна подчиниться такой работе. Трудясь во плоти, Бог никогда не упускает из виду тот долг, который должен выполнить человек во плоти. Он способен с искренним сердцем поклоняться Небесному Богу. Он обладает сущностью Бога, и Его личность — это личность Самого Бога. Но Он пришел на землю и стал творением, с внешней оболочкой творения, и ныне у Него человечность, которой прежде не было у Него. Он может поклоняться Богу Небесному. Это — естество Самого Бога, Которому человек неспособен подражать. Его личность — это Сам Бог. Он поклоняется Богу с позиций плоти, а значит, слова «Христос поклоняется Богу Небесному» не являются ошибочными. Он требует от человека того же, что является Его существом. Прежде чем этого требовать, Он уже достиг всего, чего требует от человека. Он никогда не предъявлял бы людям требований, от которых Сам свободен, так как все это составляет Его сущность. Как бы Он ни осуществлял Свою работу, Он не совершит никакого поступка против Бога. Сколько бы Он ни требовал от человека, Он не требует сверх того, что человеку осилить. И все, что Он делает, Он делает по воле Божьей и ради Своего управления. Божественность Христа — превыше всех людей, поэтому Он является наивысшей властью среди всего творения. Его власть — это Его божественность, то есть характер и естество Самого Бога, что и определяет Его личность. Таким образом, какой бы обыкновенной ни была Его человеческая природа, нельзя отрицать, что у Него — личность Самого Бога. С какой бы позиции Он ни говорил и как бы ни повиновался воле Божьей, нельзя сказать, что Он не является Самим Богом. Глупые и невежественные люди часто воспринимают нормальную человеческую природу Христа как недостаток. Как бы Христос ни выражал и ни раскрывал естество Своей божественной природы, человек не способен признать в Нем Христа. И чем больше Христос являет послушание и смирение, тем пренебрежительнее глупые люди относятся ко Христу. А некоторые даже относятся к Нему с неприятием и презрением, при этом ставя себе на стол для поклонения возвышенные образы «великих личностей». Человеческое противление и непослушание Богу обусловлено тем, что сущность воплотившегося Бога подчинена воле Божьей, а также обыкновенной человеческой природой Христа. Вот в чем корень противления и непослушания человека Богу. Если бы Христос не имел человеческого облика и, будучи творением, не искал бы воли Бога Отца, а вместо этого обладал бы сверхъестественной человечностью, то, скорее всего, не было бы среди людей никакого непослушания. Человек всегда охотно верит в невидимого небесного Бога, потому что у Небесного Бога нет человеческой природы и Он не обладает никакими качествами творения. Поэтому человек всегда смотрит на Него с величайшим почтением, а к Христу относится с пренебрежением.

Хотя Христос на земле может работать от имени Самого Бога, Он приходит не для того, чтобы показать всем людям Свой образ во плоти. Он приходит не для того, чтобы все люди узрели Его. Он приходит для того, чтобы человек мог быть ведом Его рукой и таким образом вошел в новую эпоху. Плоть Христова как раз и предназначена для работы Самого Бога, то есть для того, чтобы Бог во плоти совершал работу, а не для того, чтобы дать возможность человеку полностью постичь сущность Его плоти. Как бы Он ни трудился, ничего из того, что Он делает, не выходит за рамки посильного для плоти. Как бы Он ни трудился, Он делает это во плоти с нормальной человеческой природой, не раскрывая человеку полностью истинный лик Бога. Кроме того, Его работа во плоти никогда не является столь сверхъестественной и неисповедимой, как представляет себе человек. Даже при том, что Он представляет Самого Бога во плоти и лично совершает надлежащую Богу работу, Христос не отрицает существование Бога на небесах, как и не возвещает безудержно о Своих деяниях, а смиренно остается сокрытым в Своей плоти. Те же, кто, помимо Христа, ложно объявляют себя Христом, Его качеств не имеют. Если сопоставить Его с высокомерным и самовозвеличивающимся характером этих лжехристов, то становится очевидно, какого рода плоть является истинным Христом. Чем эти лжехристы фальшивей, тем больше они стремятся показать себя и тем больше способны совершать знамения и чудеса, чтобы обманывать людей. У лжехристов нет качеств Бога. Христос же не осквернен и самой малостью того, что лжехристам присуще. Бог становится плотью только для того, чтобы совершить работу плоти, а не для того, чтобы Его просто увидели люди. Напротив, пусть труд Его удостоверяет Его личность, пусть то, что Он являет, свидетельствует о Его сущности. Его сущность не берется из ниоткуда, а Его личность — не что-то, что присвоила себе Его рука, а определяется Его работой и Его сущностью. И хотя Он обладает сущностью Самого Бога и способен совершать работу Самого Бога, Он при этом, в отличие от Духа, все же является плотью. Он — не Бог с качествами Духа, а Бог в плотской оболочке. Поэтому, каким бы обыкновенным и слабым Он ни был и как ни искал бы воли Бога Отца, Его божественность неоспорима. В воплотившемся Боге существует не только нормальная человеческая природа с ее слабостью, но удивительность и непостижимость Его божественности, а также все Его деяния во плоти. Таким образом, во Христе реально и практическим образом существует как человеческая, так и божественная природа. Здесь нет ничего пустого или сверхъестественного. Он приходит на землю с основной задачей совершить Свой труд, для выполнения которого на земле непременно нужна нормальная человеческая природа. Иначе, какой бы могущественной ни была Его божественность, ее изначальная функция не могла бы быть эффективно использована. Несмотря на чрезвычайную важность Его человеческой природы, не она является Его сущностью. Его сущность — это божественность, поэтому момент, когда Он начинает осуществлятьСвое земное служение, это тот же миг, когда Он начинает выражать Свое божественное естество. Его человеческая природа существует только для поддержания нормальной жизни Его плоти, чтобы Его божественность могла нормальным образом совершать работу во плоти. Его работа всецело направляется божественностью. Закончив Свою работу, Он завершит Свое служение. Человек же должен знать всю Его работу, — именно через Свою работу Он дает человеку познать Себя. В ходе Своей работы Он довольно полно выражает естество Своей божественности, — и это не характер с примесью человеческой природы и не естество с примесью человеческих помыслов и поведения. Когда придет время и все Его служение подойдет к концу, к этому моменту Он уже совершенным образом и полностью выразит тот характер, который Ему надлежит выразить. Никто из людей не наставляет Его в этой работе; выражение Его характера также абсолютно свободно, не контролируется разумом и не подвергается обработке мыслью, а раскрывается естественным образом. Ни для кого из людей это не достижимо. Он может выражать свой характер тогда, когда нужно, несмотря даже на суровые обстоятельства и неблагоприятную обстановку. Тот, Кто и есть Христос, выражает естество Христа, а кто Им не является, тот не обладают характером Христа. Поэтому, несмотря на то, что все противятся Ему или питают собственные представления о Нем, никто, исходя из человеческих представлений, не может отрицать, что выражаемый Христом характер есть характер Божий. Всякий, кто с искренним сердцем стремится ко Христу или целеустремленно ищет Бога, признает в Нем Христа по божественности, которую Он выражает, и никогда не станет отрицать Христа только потому, что что-то в Нем не соответствует представлениям человека. И хотя человек весьма неразумен, каждый точно знает, что есть воля человека, а что исходит от Бога. Просто многие люди нарочно противятся Христу из-за своих собственных намерений. Если бы не это, тогда ни у кого не было бы оснований отрицать существование Христа, ибо божественность, которую выражает Христос, действительно существует, а Его работу можно увидеть невооруженным глазом.

Сущность Христа определяют Его труд и то, что Христос выражает. Он способен с искренним сердцем исполнить порученное Ему. Он способен искренне поклоняться Богу Небесному и искренне стремиться к исполнению воли Бога Отца. Все это определяется Его сущностью. И Его же сущностью определяется также Его естественное проявление. Я называю это Его «естественным проявлением», потому что то, что Он выражает, — это не подражание и не результат человеческого обучения или многолетнего взращивания человеком. Он этому не учился, не приукрашивал Себя этим — это в Нем изначально. Люди могут отрицать Его труд, то, что Он выражает, Его человечество и всю жизнь Его нормальной человеческой природы, но никто не может отрицать, что Он искренним сердцем поклоняется Богу, сущему на небесах; никто не может отрицать, что Он пришел, чтобы исполнить волю Отца Небесного, и никто не может отрицать той искренности, с которой Он ищет Бога Отца. И хотя образ Его не приятен для чувств, в Его речах нет ничего необычного, а труд Его не настолько потрясает землю и небеса, как то воображает себе человек, все же Он — действительно Христос, Который исполняет волю Отца Небесного с искренним сердцем, полностью повинуется Небесному Отцу и послушен даже до смерти. Все это потому, что Его сущность — это сущность Христа. Человеку трудно поверить в эту истину, но так оно и есть. Когда служение Христа будет полностью исполнено, люди увидят из Его работы, что Его характер и Его естество представляют характер и естество Бога, сущего на небесах. Тогда по итогу всей Его работы можно будет убедиться, что Он — действительно та плоть, которой становится Слово, а не та, что у человека из плоти и крови. Каждый этап работы Христа на земле имеет свое характерное значение, однако, испытывая реальную работу каждого этапа, человек неспособен постичь значимость Его работы. В особенности это касается нескольких этапов работы, совершаемых Богом в Его втором воплощении. У большинства из тех, кто только слышал или видел слова Христа, но никогда не видел Его Самого, нет представлений о Его работе. Тем же, кто видел Христа и слышал Его слова, а также испытал Его работу, трудно принять Его работу. Не потому ли это, что внешность и обыкновенная человеческая природа Христа не по вкусу человеку? У принимающих работу Христа после Его ухода таких трудностей не будет, поскольку они просто принимают Его работу и не соприкасаются с нормальной человеческой природой Христа. Человек неспособен отказаться от своих представлений о Боге и вместо этого тщательно исследует Его. Это потому, что человек сосредотачивается только на Его внешности и неспособен распознать Его сущность по Его труду и словам. Если человек закрывает глаза на внешность Христа или старается не обсуждать человеческую природу Христа, а говорит только о Его божественности, работа и слова которой недосягаемы ни для какого человека, тогда человеческих представлений становится наполовину меньше, и даже все человеческие трудности разрешаются. Во время работы воплотившегося Бога человек относится к Нему нетерпимо и исполнен многочисленных представлений о Нем, и противление и непослушание — не редкость. Человек не терпит существования Бога, не проявляет снисходительности к смирению и сокрытости Христа и не щадит сущности Христа, послушной Небесному Отцу. Поэтому после завершения Своего труда Христос не может остаться с человеком навсегда, так как человек не желает, чтобы Он жил среди людей. Если люди не могут проявить снисходительность по отношению к Нему в то время, как Он совершает Свой труд, то как же они вынесут Его существование бок о бок с ними после того, как Он завершит Свое служение и будет наблюдать, как они постепенно переживают Его слова? Разве тогда не падут многие из-за Него? Человек лишь позволяет Ему трудиться на земле — такова высшая степень человеческой снисходительности. Если бы не труд Христа, человек давно изгнал бы Его с земли. Что уж говорить о человеческой снисходительности ко Христу по завершении Его работы? Не казнили ли бы тогда Его люди, не замучили ли бы до смерти? Если бы Его не звали Христом, то Он никак не смог бы работать среди людей. Если бы Он работал не в качестве Самого Бога, а трудился бы лишь как обычный человек, люди не потерпели бы ни одной фразы из Его уст, и уж тем более не потерпели бы ни крупицы Его работы. Поэтому Ему не остается ничего другого, кроме как, работая, нести с Собою эту личность. С ней Его работа обладает большей силой, чем без нее, так как все люди готовы подчиняться статусу и великой личности. Если бы Он не нес в Себе во время Своей работы личность Самого Бога и не явился бы как Сам Бог, у Него вовсе не было бы никакой возможности совершать работу. Несмотря на то, что Он обладает сущностью Бога и естеством Христа, человек не уступил бы и не позволил бы Ему так просто совершать работу среди людей. В Своем труде Он несет личность Самого Бога. И хотя эта работа в десятки раз сильнее, чем если бы она была без такой личности, человек по-прежнему не вполне послушен Ему, так как подчиняется только Его статусу, а не Его сущности. В таком случае, когда Христос, возможно, сойдет однажды со Своего места, позволит ли Ему человек остаться в живых хотя бы на день? Бог готов жить на земле вместе с человеком, чтобы увидеть, какие результаты принесет дело Его рук в последующие годы. Но человек не может вынести и дня Его присутствия, поэтому Ему только и остается, что отступиться. То, что человек позволил Богу выполнять среди людей ту работу, которую Ему надлежит совершить во исполнение Своего служения, уже это само по себе — величайшая степень снисходительности и любезности со стороны человека. Но хотя те, кто лично был Им покорен, и оказывают Ему такую любезность, они все же позволяют Ему остаться лишь до тех пор, пока Его работа не будет завершена, и ни на мгновение дольше. Что же тогда говорить о тех, кого Он не покорил? Не потому ли человек так относится к воплотившемуся Богу, что Он — Христос с оболочкой обыкновенного человека? Если бы у Него была только божественность и не было бы нормальной человеческой природы, разве не решились бы тогда с самой большой легкостью все проблемы человека? Люди с неохотой признают Его божественность и не проявляют интереса к Его оболочке обыкновенного человека, несмотря на то, что Его сущность является именно сущностью Христа, Который подчиняется воле Небесного Отца. Поэтому Ему ничего иного не оставалось, кроме как отменить Свой труд пребывания среди людей с тем, чтобы разделить с ними радости и печали, так как люди не могли больше выносить Его существования.

Предыдущая страница:Работа Бога и практика человека

Следующая страница:Восстановление нормальной жизни человека и введение его в прекрасное место назначения

Сопутствующий контент