Работа Бога и работа человека

Какую часть работы человека составляет работа Святого Духа, а какую — человеческий опыт? Можно сказать, что люди по-прежнему не понимают этих вопросов, чему причиной — непонимание ими принципов работы Святого Духа. Когда Я говорю «работа человека», то подразумеваю, конечно же, труд имеющих работу Святого Духа или тех, кого использует Святой Дух. Я имею в виду не ту работу, что проистекает от воли человека, но труд апостолов, работников или обычных братьев и сестер, совершаемый в рамках работы Святого Духа. В данном случае слова «работа человека» относятся не к труду воплощенного Бога, но к масштабам и принципам той работы, которую Святой Дух совершает по отношению к людям. Хотя принципы эти представляют собой принципы и масштаб работы Святого Духа, они отличаются от принципов и масштаба работы воплощенного Бога. Работа человека имеет человеческую сущность и принципы, а работа Бога — Божью сущность и принципы.

Работа в потоке Святого Духа, — будь то собственная работа Бога или труд людей, которых Он использует, — это работа Святого Духа. Сущность Самого Бога — это Дух, которого можно именовать Святым Духом или семикратно усиленным Духом. В любом случае, все Они — Дух Божий, хотя в разные периоды Духа Божьего называли разными именами. Сущность Их едина. Следовательно, труд Самого Бога — это работа Святого Духа, а работа воплощенного Бога ничуть не менее значима, нежели работа Святого Духа. Работа людей, которых использует Бог, — это тоже работа Святого Духа. Однако труд Бога есть целостное выражение Святого Духа, и это — абсолютная истина, в то время как к работе используемых людей примешиваются многие человеческие факторы, и она не является прямым выражением Святого Духа, не говоря уже о полноте Его выражения. Работа Святого Духа бывает разной и не ограничивается никакими условиями. Работа бывает разной в разных людях; она проявляет разные сущности и различается в зависимости от эпохи, а также от страны. Конечно, несмотря на то что Святой Дух работает самыми разными способами и согласно многим принципам, как бы и над какими людьми ни выполнялась бы работа, ее сущность всегда разная; вся работа, которую Он выполняет над разными людьми, всегда имеет свои принципы, и вся она может представлять сущность своих объектов. Так происходит потому, что работа Святого Духа весьма конкретна по своему объему и весьма продуманна. Работа, которая выполняется во плоти, — это не то же самое, что и работа, совершаемая над людьми; также работа варьируется в зависимости от уровня того, над кем она совершается. Работа, которая выполняется во плоти, не совершается над людьми и отличается от той работы, которая над ними совершается. Короче говоря, как бы работа ни совершалась, над разными объектами она всегда будет разной, и принципы, по которым Он работает, различаются в зависимости от состояний и природы разных людей, над которыми Он работает. Святой Дух работает над разными людьми, основываясь на свойственной им сущности, и не требует от них ничего, что бы эту сущность превышало; не совершает Он с ними и никакой работы, которая превосходила бы свойственный им уровень. Итак, работа Святого Духа с человеком позволяет людям увидеть сущность объекта этой работы. Свойственная человеку сущность не меняется; свойственный человеку уровень имеет свои ограничения. Святой Дух использует людей или работает над ними в соответствии с ограничениями их уровня, так, чтобы сами они могли получить от этого пользу. Когда Святой Дух работает над людьми, которых использует, их таланты и свойственный им уровень высвобождаются, а не сдерживаются. Свойственный людям уровень употребляется на благо работы. Можно сказать, что Он использует то в человеке, что может быть использовано в Его работе, чтобы достигнуть в этой работе результатов. Напротив, работа, которая производится во плоти, выражает работу Духа напрямую, и к ней не примешивается человеческий разум и мысли; она недоступна человеческим способностям, человеческому опыту или врожденному состоянию человека. При всем ее разнообразии работа Святого Духа целиком и полностью предназначена на пользу и назидание человека. Однако если некоторые люди могут быть усовершенствованы, другие не обладают условиями для совершенствования, то есть их нельзя усовершенствовать и вряд ли можно спасти, и даже если у них могла быть работа Святого Духа, в итоге они отсеиваются. Иначе говоря, хотя работа Святого Духа имеет целью назидать людей, нельзя сказать, что все, у кого была работа Святого Духа, будут сделаны полностью совершенными, поскольку путь, по которому идут в своем стремлении многие, — это вовсе не путь к совершенствованию. У них есть только односторонняя работа Святого Духа, а субъективного человеческого сотрудничества и правильного человеческого стремления нет. Таким образом, работа Святого Духа над этими людьми начинает служить тем, кто подлежит совершенствованию. Люди не могут сами непосредственно увидеть или непосредственно потрогать работу Святого Духа. Она может быть выражена только теми, кто имеет дар работы, в том смысле, что работа Святого Духа предоставляется последователям через ее выражение людьми.

Работа Святого Духа выполняется и завершается через многие типы людей и многие различные ситуации. Хотя труд воплощенного Бога может олицетворять работу всей эпохи и может представлять вхождение людей в целую эпоху, работа над конкретными деталями вхождения людей по-прежнему должна исполнятьcя люди, которых использует Святой Дух, а не воплощенным Богом. Итак, Божья работа, собственное Божье служение есть труд Божьей плоти, который человек вместо Него выполнить не может. Работа Святого Духа выполняется через многие различные типы людей; ни один отдельно взятый человек не может ее полностью осуществить, и ни один отдельно взятый человек не может ее полностью выразить. Руководители церквей тоже не могут представлять работу Святого Духа полностью; они могут лишь заниматься определенной руководящей работой. Таким образом, работу Святого Духа можно разделить на три части: собственная работа Бога, работа используемых людей и работа над всеми теми, кто пребывает в потоке Святого Духа. Собственная работа Бога заключается в том, чтобы управлять всей эпохой; работа используемых — в том, чтобы, будучи посланными или получив поручение после того, как Бог совершил Свою собственную работу, вести за собой всех Божьих последователей, и именно они сотрудничают с Божьей работой; работа же, которую выполняет Святой Дух в пребывающих в потоке, заключается в поддержке всей Его собственной работы, то есть в поддержке всего управления и Его свидетельства, а одновременно с этим также и в совершенствовании тех, кого можно усовершенствовать. Вместе эти три элемента составляют всю работу Святого Духа, но без работы Самого Бога работа по управлению целиком застопорилась бы. Работа Самого Бога включает в себя работу всего человечества, а также олицетворяет работу всей эпохи, то есть собственная работа Бога представляет собой каждый стимул и каждое направление работы Святого Духа, в то время как работа апостолов следует за собственной работой Бога, проистекает из нее и не руководит эпохой, а также не представляет направлений работы Святого Духа в целой эпохе. Они лишь выполняют ту работу, которую надлежит сделать человеку, и которая не имеет ничего общего с работой управления. Та работа, которую Бог делает сам, — это проект в рамках работы по управлению. Работа человека — лишь долг, который исполняют используемые, и она никак не связана с работой управления. Несмотря на тот факт, что и то, и другое — это работа Святого Духа, в силу разной идентичности и представления работы между собственной работой Бога и работой человека существуют явные и коренные отличия. Кроме того, различен и масштаб работы, выполняемой Святым Духом над обладающими разной идентичностью объектами, существенно различается. Таковы принципы и масштаб работы Святого Духа.

Работа человека обозначает его опыт и его человеческое бытие. То, что предоставляет человек, и та работа, которую он выполняет, представляет его самого. Человеческое прозрение, человеческое мышление, человеческая логика и его богатое воображение — все это включено в его работу. Опыт человека особенно способен обозначать его работу, и все пережитое человеком на опыте становится составляющими его работы. Работа человека может выражать его опыт. Когда некоторые люди переживают негативный опыт, большая часть языка их общения состоит из негативных элементов. Если их опыт на протяжении некого периода позитивен, и они в особенности обладают путем в позитивном аспекте, тогда их общение очень вдохновляющее, и люди способны напитываться от него в позитивном ключе. Если работник на какой-то период времени становится негативным, его общение всегда будет нести в себе негативные элементы. Подобное общение депрессивно, и окружающие будут после такого общения неосознанно поддаваться этой депрессии. Состояние последователей меняется в зависимости от состояния руководителя. Каков работник внутри, то он и выражает, и работа Святого Духа зачастую меняется вместе с состоянием человека. Он работает согласно опыту людей и не принуждает их, но предъявляет к ним требования в соответствии с нормальным ходом их опыта. Иными словами, общение человека отличается от слова Бога. То, как общаются люди, передает их индивидуальные прозрения и опыт, выражая их прозрения и опыт на основе Божьей работы. Их обязанность заключается в том, чтобы после Божьей работы или сказанных Им слов выяснить, что из этого им надлежит практиковать или во что войти, а затем донести это до других последователей. Следовательно, работа человека олицетворяет его вхождение и практику. Конечно, подобная работа перемешана с человеческими уроками и опытом или с определенными человеческими мыслями. Как бы ни работал Святой Дух — над человеком или в воплощенном Боге, — работники неизменно выражают то, кем они являются. Несмотря на то, что работу совершает Святой Дух, эта работа основывается на том, чем присуще быть человеку, поскольку Святой Дух не работает без какого-либо основания. Другими словами, работа делается не из ничего, а всегда в соответствии с фактическими обстоятельствами и реальными условиями. Только таким способом можно преобразить человеческий характер и изменить его ветхие представления и ветхие мысли. Человек выражает то, что видит, переживает на опыте и может представить, и это достижимо для человеческого мышления, даже если это доктрины или представления. Какова бы ни была ее величина, работа человека не может превзойти масштаб человеческого опыта, того, что человек видит, или может представить себе, или способен осмыслить. Все, что выражает Бог, — это то, чем является Он Сам, и для человека это непостижимо, то есть это находится за пределами возможного для человеческого мышления. Он выражает Свою работу руководства всем человечеством, и это не имеет никакого отношения к подробностям человеческого опыта, а касается главным образом Его собственного управления. То, что выражает человек, — это его опыт, а то, что выражает Бог, — это Его бытие, то есть свойственный Ему характер, непостижимый для человека. Опыт человека — это его прозрение и знание, приобретенные на основе того, как Бог выражает Свое бытие. Такое прозрение и знание называются человеческим бытием, и основой их проявления служит свойственный человеку характер и уровень — поэтому их и называют также бытием человека. Человек способен делиться в общении тем, что он переживает и видит. Никто не может делиться тем, чего не пережил или не видел, или тем, что недоступно его мышлению, то есть тем, чего у него нет внутри. Если выражаемое человеком не происходит от его опыта, то это что-то, что он вообразил, или доктрина. Говоря проще, в его словах нет реальности. Если бы ты никогда не сталкивался с тем, что представляет собой общество, то не смог бы ясно общаться о сложных общественных отношениях. Если бы у тебя не было семьи, а другие люди обсуждали бы семейные вопросы, ты бы не смог понять большую часть того, о чем они говорят. Итак, то, чем делится в общении человек, и его работа представляют его внутреннее бытие. Если кто-то делился бы своим пониманием обличения и суда, а у тебя не было в этом никакого опыта, ты не посмел бы отрицать его знание, и тем более не посмел бы быть на сто процентов в нем уверенным. Ведь то, чем он делится, — это то, чего ты никогда не переживал, чего ты никогда не знал, и твой разум не может этого представить. Все, что ты можешь извлечь из его знания — это путь, который в будущем позволит тебе подвергнуться обличению и суду. Но этот путь может быть лишь путем доктринального знания; он неспособен заменить твое собственное понимание, а тем более — твой собственный опыт. Возможно, ты думаешь, что то, о чем говорит этот человек, вполне правильно, но когда ты переживаешь это на собственном опыте, то находишь сказанное во многом неосуществимым на практике. Возможно, ты чувствуешь, что кое-что из услышанного тобой совершенно неосуществимо; у тебя в тот момент есть на сей счет свои представления, и пусть ты это и принимаешь, но лишь неохотно. Но в твоем собственном опыте то знание, из которого ты почерпнул свои представления, становится твоим путем практики, и чем больше ты претворяешь его в жизнь, тем больше понимаешь истинную ценность и значение услышанных тобою слов. После того, как у тебя появился свой собственный опыт, ты можешь уже говорить о знании, которое должен будешь получить благодаря пережитому. Кроме того, ты сможешь также проводить различие между теми, чье знание реально и практично, и теми, чье знание основано на доктрине и бесполезно. Итак, согласуется ли с истиной знание, которое ты исповедуешь, по большей части зависит от того, есть ли у тебя практический опыт в его отношении. Если в твоем опыте есть истина, тогда твое знание практично и ценно. Через свой опыт ты также можешь обрести проницательность и прозрение, углубить свое знание, развить мудрость и здравый смысл относительно того, как ты должен себя вести. Знание, выраженное теми, у кого нет истины, — это доктрина, и неважно, насколько она возвышенна. Люди такого типа могут быть очень умными, когда речь идет о вопросах плоти, но не способны ничего различать, когда речь идет о вопросах духовных. Все потому, что у таких людей совершенно нет опыта в духовных делах. Это люди, не просвещенные в духовных делах и не понимающие духовных вопросов. Какого бы рода знание ты ни выражал, если это касается твоего бытия, то это твой личный опыт, твое реальное знание. То, что обсуждают люди, говорящие только о доктрине, — то есть те, кто не обладает ни истиной, ни реальностью, — тоже можно назвать их бытием, поскольку к своей доктрине они пришли лишь путем глубокого созерцания, она стала результатом их глубоких раздумий. Но это — только доктрина, не более чем плод их воображения! Опыт всех типов людей представляет то, что находится в них. Всякий, у кого нет духовного опыта, не может говорить о знании истины или о правильном знании разного рода духовных предметов. То, что выражает человек, есть то, чем он является внутри, — это не подлежит сомнению. Если кто-то хочет познать духовные предметы и истину, он должен получить реальный опыт. Если ты не можешь ясно выражаться по поводу здравого смысла в человеческой жизни, то насколько же меньше у тебя способности говорить о духовном? Те, кто способен руководить церквями, насыщать людей жизнью и быть для народа апостолами, должны иметь реальный опыт; они должны иметь правильное понимание духовных предметов, правильное восприятие и опыт истины. Только такие люди имеют основания быть работниками или апостолами, теми, кто ведет церкви за собой. Иначе они могут быть лишь малейшими из последователей и не могут вести за собой, не говоря уже о том, чтобы быть апостолами, способными насыщать людей жизнью. Причина здесь следующая: функция апостолов не в том, чтобы суетиться или сражаться, но в служении жизни и в том, чтобы руководить другими в преобразовании их характера. Тем, кто выполняет эту функцию, поручено взять на свои плечи тяжелую ответственность, с которой далеко не каждый справится. Такая работа под силу только тем, кто обладает сутью жизни, то есть тем, кто испытал истину. Она не под силу кому-то, кто всего лишь способен отрекаться, кто умеет суетиться или кто желает посвятить себя; люди, у кого нет опыта истины, кто не прошел суд или подрезку, неспособны выполнять подобную работу. Люди, не имеющие опыта, то есть лишенные реальности, неспособны ясно видеть реальность, поскольку они не обладают такой сущностью. Итак, люди этого типа не только неспособны выполнять руководящую работу, но и сами, если на протяжении долгого периода времени у них не будет истины, подлежат отсеву. Прозрение, которое ты выражаешь, может явиться подтверждением тех невзгод, которые ты испытал в своей жизни, того, за что ты подвергался обличению, и тех проблем, из-за которых ты был судим. Это также верно и в отношении испытаний: в чем человек прошел через переплавку, в чем он слаб — все это и есть те сферы, в которых у него есть опыт, в которых у него есть путь. Например, если кто-то несчастлив в браке, он часто будет общаться так: «Слава Богу, благодарение Богу, я должен удовлетворить желание Божьего сердца и отдать Ему всю свою жизнь, я должен передать свой брак полностью в Божьи руки. Я готов посвятить всю свою жизнь Богу». Все, что есть внутри человека, может путем общения показать, кем он является. Скорость речи человека, то, громко ли он говорит или тихо, — все это не относится к опыту и не может отражать характер человека и то, чем он обладает и кем является. Так можно определить лишь, хорош его характер или плох, хороша или плоха его природа, но это нельзя приравнять к тому, есть ли у него опыт. Способность выражать себя в речи, искусность или быстрота, с которой человек говорит, — это лишь вопрос практики, и не может заменить опыт. Когда ты говоришь о своем собственном опыте, ты делишься тем, что считаешь важным, и всем тем, что в тебе есть. Моя речь представляет Мою сущность, но то, о чем Я говорю, находится за пределами досягаемости человека. То, что Я говорю, — это не то, что переживает человек, это не то, что человек может увидеть; это и не то, к чему человек может прикоснуться, но это то, Кто Я есть. Некоторые люди признают лишь, что все, чем Я делюсь, есть суть пережитого Мною, но не признают, что это — прямое выражение Духа. Конечно, то, что Я говорю, — это то, что Я пережил. Это Я осуществлял работу управления на протяжении шести тысяч лет. Я пережил все от начала сотворения человечества и до сего момента; как Мне не быть способным рассуждать об этом? Что до человеческой природы, то Я видел ее очень ясно; Я давно уже наблюдаю за ней. Как Мне не быть способным ясно говорить о ней? Поскольку Я ясно видел сущность человека, у Меня есть право обличать человека и судить его, ибо все в человеке произошло от Меня, но было прельщено сатаной. У Меня, конечно, есть также и право оценивать работу, которую Я сделал. Хотя эта работа выполнена не Моей плотью, она — прямое выражение Духа, и это то, чем Я обладаю и Кем являюсь. Следовательно, у Меня есть право выражать это и делать работу, которую Я должен делать. То, о чем говорят люди, есть то, что они пережили на собственном опыте. Это то, что они видели, что смогли постигнуть своим разумом и воспринять своими чувствами. Это то, чем они могут делиться. Слова, произнесенные воплощенным Богом, являются прямым выражением Духа и выражают работу, которую выполнил Дух, то, чего плоть не испытала и не видела, но тем не менее Он выражает Свою сущность, поскольку сущность плоти есть Дух, и Он выражает работу Духа. Дух уже выполнил эту работу, хоть для плоти она и непостижима. Воплотившись, Он посредством проявлений плоти наделяет людей способностью познавать Божью сущность и позволяет людям увидеть Божий характер и проделанную Им работу. Работа человека дает людям более ясное представление о том, во что им следует войти и что они должны понять; это подразумевает приведение людей к пониманию и переживанию истины. Работа человека заключается в том, чтобы поддерживать людей, Божья работа — в том, чтобы открывать для человечества новые пути и новые эпохи, являть людям то, что неизвестно смертным, наделяя их способностью познавать Его характер. Божья работа состоит в том, чтобы вести все человечество.

Вся работа Святого Духа совершается ради блага людей. Весь ее смысл — в том, чтобы назидать людей; не существует работы, которая бы не приносила людям пользу. Неважно, глубока или поверхностна истина, неважно, каков уровень тех, кто ее принимает, — все, что делает Святой Дух, несет пользу людям. Но работа Святого Духа не может выполняться напрямую; она должна быть выражена через сотрудничающих с Ним людей. Только так могут быть достигнуты результаты работы Святого Духа. Конечно, когда Святой Дух работает напрямую, в работе нет ни капли примесей; когда же Святой Дух работает через человека, работа сильно загрязняется, и это уже не первоначальная работа Святого Духа. При этом истина претерпевает изменения в той или иной степени. Последователи получают не первоначальный замысел работы Святого Духа, а скорее сочетание работы Святого Духа с опытом и знанием человека. Та часть получаемого последователями, которая является работой Святого Духа, верна, тогда как получаемый ими опыт и знание человека могут быть разными, поскольку разными бывают работники. Те из работников, кто имеет просвещение и водительство Святого Духа, и дальше будут приобретать основанный на этом просвещении и водительстве опыт. В пределах этого опыта разум человека и опыт сочетаются с человеческой сущностью, после чего человек обретает надлежащее знание или прозрение. Таков путь человеческой практики после того, как человек переживает опыт истины. Этот путь практики не всегда одинаков, поскольку люди переживают разное и по-разному. В результате, таким образом, одно и то же просвещение Святого Духа дает разное знание и разную практику, поскольку те, кого Он просвещает, отличаются друг от друга. Некоторые люди во время практики совершают мелкие ошибки, в то время как другие совершают крупные, а кто-то вообще ничего, кроме ошибок, не совершает. И все потому, что у людей разные способности к пониманию, и фактический уровень личности тоже разный. Некоторые люди понимают услышанное послание одним образом, другие же, услышав истину, понимают ее совершенно иначе. Некоторые люди слегка отклоняются, а некоторые совсем не понимают настоящего значения истины. Следовательно, то, как человек ее понимает, диктует то, как он руководит другими; это абсолютно верно, поскольку работа человека является попросту выражением его сущности. Когда людьми руководят те, кто имеет правильное понимание истины, то и сами эти люди будут иметь правильное понимание истины. Даже если у некоторых в их понимании и будут иметь место ошибки, то не у всех, а у очень немногих. Если же у кого-либо ошибочное понимание истины, то и те, кто последуют за ним, несомненно, также будут ошибаться и заблуждаться во всех смыслах этого слова. То, до какой степени последователи понимают истину, по большей мере зависит от работников. Конечно, истина от Бога верна, не содержит ошибок и абсолютно бесспорна. Однако работники не всегда правы, и на них нельзя полностью положиться. Если работники обладают весьма практичным способом воплощать истину в жизнь, то и у последователей тоже будет путь практики. Если у работников нет пути воплощения истины в жизнь, а есть только доктрина, то у последователей не будет никакой реальности. Уровень и природа последователей определены при рождении и никак не связаны с работниками, но та степень, то которой последователи способны понять истину и познать Бога, зависит от работников (это касается лишь некоторых). Каков работник, такими будут и последователи, которых он ведет за собой. Выражаемое работником — это его собственная сущность без каких-либо оговорок. Требования, которые он предъявляет к своим последователям, это то, что чего он сам желает или способен достигнуть. Большинство работников в основу тех требований, которые они предъявляют к своим последователям, кладет то, что они делают сами, хотя есть много такого, чего их последователи вообще не в состоянии достигнуть — а то, чего человек не может достигнуть, становится препятствием для его вхождения.

Гораздо меньше отклонений в работе у тех, кто прошел через подрезку, исправление, суд и обличение; выражение их работы гораздо более точно. Те, кто полагаются в работе на свою естественность, совершают довольно крупные ошибки. Работа несовершенных людей выражает слишком много их естественности, что становится серьезным препятствием для работы Святого Духа. Как бы хорош ни был духовный рост человека, он тоже должен пройти через подрезку, исправление и суд прежде, чем сможет исполнять порученную Богом работу. Если он не пройдет через такой суд, то его работа, как бы хорошо она ни делалась, не может соответствовать принципам истины, а будет лишь продуктом его собственной естественности и человеческой добродетельности. Работа тех, кто прошел через подрезку, исправление и суд, намного более точна, нежели работа тех, кто не был подрезан, исправлен и судим. Те, кто не прошел через суд, не выражают ничего, кроме человеческой плоти и мыслей, смешанных с доброй долей человеческого ума и врожденных талантов. Это не является точным выражением человеком Божьей работы. Тех, кто за ними следуют, привлекает их врожденный уровень. Поскольку они выражают слишком много человеческих прозрений и опыта, почти не связанных с первоначальным Божьим намерением, и слишком далеко от него уклоняются, работа человека такого типа не может привести людей к Богу, а скорее приводит к нему самому. Итак, те, кто не прошел через суд и обличение, непригодны к тому, чтобы выполнять порученную Богом работу. Труд полноценного работника может вывести людей на правильный путь и дать им более глубокое вхождение в истину. Его работа может привести людей к Богу. Кроме того, работа, которую он выполняет, меняется в зависимости от личности и не связана правилами, но позволяет людям выйти на волю и обрести свободу, а также способность постепенно возрастать в жизни и глубже входить в истину. Работа недостойного работника полна недостатков. Его работа глупа. Он может привести людей только к правилам. а то, чего он требует от людей, не меняется от одной личности к другой; он не учитывает в своей работе реальные потребности людей. В работе такого типа слишком много правил и доктрин, она не может привести людей к реальности или нормальной практике жизненного роста. Она может лишь научить людей придерживаться нескольких бесполезных правил. Подобное водительство лишь сбивает людей с пути. Такой человек приведет тебя к тому, чтобы ты стал похож на него; он может привести тебя только к тому, чем обладает и кем является он сам. Ключ к тому, чтобы последователи могли различать, достойный ли у них лидер или нет, — посмотреть на тот путь, которым их ведут, и на результаты работы, и увидеть, приобретают ли они принципы, соответствующие истине, и встают ли на путь практики, подходящей для их преображения. Тебе следует различать разную работу разных типов людей; не следует превращаться в слепого последователя. Это сильно сказывается на вхождении. Если ты не способен различать, чье водительство имеет путь, а чье нет, тебя будет легко обмануть. Все это имеет прямое влияние на твою собственную жизнь. В работе несовершенных людей слишком много естественности; к ней примешано слишком много человеческой воли. Их суть — естественность, то, с чем они родились. Это не жизнь после исправления и не реальность после преображения. Как может подобный человек поддержать тех, кто стремится к жизни? Та жизнь, которой изначально обладает человек, состоит в его врожденном уме или таланте. Такой ум или талант слишком далек от того, что именно Бог требует от человека. Если человек не был усовершенствован, а его развращенный характер не был подвергнут подрезке и исправлению, то между тем, что он выражает, и истиной всегда будет пропасть; к тому, что он выражает, всегда будут примешиваться такие неопределенные вещи, как его воображение и однобокий опыт. Более того, независимо от того, как он работает, люди чувствуют отсутствие общей цели и истины, необходимой для вхождения всех людей. Большая часть предъявляемых к людям требований находится за пределами их возможностей, их заставляют выполнять то, на что они неспособны. Такова работа человеческой воли. Развращенный характер человека, его мысли и представления пронизывает все части его тела. У человека нет врожденного инстинкта претворять истину в жизнь, нет и инстинкта напрямую понимать ее. Если сюда добавить развращенность человеческого характера, то не вызывает ли это препятствий, когда подобный человек естественного типа совершает работу? Но тот, кто прошел через процесс совершенствования, имеет опыт истины, которую следует понять людям, и знает развращенность их характера, поэтому неопределенное и оторванное от реальности в его работе постепенно сходит на нет, человеческих примесей становится меньше, а его работа и служение приближаются к стандартам, которых требует Бог. Следовательно, его работа вошла в реальность истины и также стала реалистичной. Работа Святого Духа блокируется, в частности, мыслями человеческого разума. У человека богатое воображение и здравая логика, а также есть большой опыт решения разных вопросов. Если все эти его аспекты не подвергнуть подрезке и исправлению, они станут препятствием в работе. Следовательно, работа человека не может достигнуть величайшей степени точности — особенно работа тех, кто не прошел процесс совершенствования.

В работе человека есть свои пределы и ограничения. Один человек способен только выполнять работу на определенном этапе и не может выполнять труд всего периода, иначе он поведет людей в самую гущу правил. Работа человека применима лишь к определенному периоду времени или этапу. Это связано с тем, что опыт человека имеет ограниченный масштаб. Работа человека несравнима с работой Бога. Человеческие способы практики и знание об истине применимы в определенном масштабе. Нельзя сказать, что путь, которым следует человек, — это целиком и полностью воля Святого Духа, потому что человек может быть только просвещен Святым Духом и не может быть полностью исполниться Им. Все, что человек может пережить на своем опыте, лежит в пределах естественной человеческой природы и не превышает набор мыслей в обычном человеческом разуме. Все те, кто способен жить реальностью истины, получают опыт в этих пределах. Получаемый ими опыт истины — это всегда опыт обычной человеческой жизни, просвещенной Святым Духом; этот опыт никоим образом не отклоняется от обычной жизни человека. Опыт истины, дающейся в результате просвещения Святым Духом, они получают на основе собственной обычной человеческой жизни. Более того, эта истина может быть разной у разных людей, и ее глубина связана с состоянием человека. Можно лишь сказать, что люди идут путем обычной человеческой жизни тех, кто ищет истину, и это путь, который проделывает обычный человек, просвещенный Святым Духом. Сказать, что путь, которым они идут, это путь, которым идет Святой Дух, нельзя. Поскольку все люди разные, работа Святого Духа тоже может быть разной в рамках обычного человеческого опыта. Помимо этого, поскольку разные у всех и обстоятельства, в которых люди приобретают свой опыт, и масштабы этого опыта, и поскольку к этому примешивается их разум и мысли, то их опыт в той или иной степени оказывается смешанным. Каждый понимает истину в меру своих различных индивидуальных условий. У людей нет полного понимания реального значения истины, они видят лишь один или несколько из его аспектов. Масштаб той истины, которую каждый переживает на своем опыте, различается от человека к человеку и зависит от его индивидуальных условий. Таким образом, знание об одной и той же истине, выраженное разными людьми, будет разным. Иными словами, человеческий опыт всегда имеет ограничения и не может полностью представлять волю Святого Духа, как и работу человека нельзя воспринимать как работу Бога, даже если то, что проявляет человек, очень близко соответствует Божьей воле, и даже если опыт человека очень близок к работе совершенствования, которую выполняет Святой Дух. Человек может быть лишь Божьим слугой и выполнять ту работу, которую ему доверяет Бог. Человек может выражать лишь знание, данное ему в результате просвещения Святым Духом, и истины, которые приобретены на собственном опыте. Человек не способен и не соответствует необходимым условиям для того, чтобы быть орудием проявления Святого Духа. Он не уполномочен утверждать, что его работа — это работа Бога. У человека человеческие принципы работы, у всех людей разный опыт и разные условия. Работа человека включает весь его опыт плюс воздействие просвещения со стороны Святого Духа. Этот опыт может представлять только человеческую сущность и не представляет сущность Бога или волю Святого Духа. Следовательно, нельзя сказать, что путь, по которому идет человек, является путем, по которому идет Святой Дух, поскольку работа человека не может представлять работу Бога, а работа человека и человеческий опыт не есть полнота воли Святого Духа. Работа человека склонна превращаться в правила, а методы его работы легко вписываются в ограниченные рамки и неспособны привести людей на путь свободы. Большинство последователей живет в ограниченных пределах, и их путь получения опыта также ограничен по своему масштабу. Человеческий опыт всегда ограничен; методы его работы также ограничены несколькими видами, и их нельзя сравнить с работой Святого Духа или работой Самого Бога. Это потому, что ограничен, в конечном итоге, человеческий опыт. Однако Бог выполняет Свою работу, и она не связана никакими правилами; как бы она ни выполнялась, она не ограничивается каким-либо одним способом. Для работы Бога не существует каких бы то ни было правил, вся она выполняется вольно и свободно. Как бы долго человек ни следовал за Ним, он не может вывести какие-либо законы, которым бы подчинялась Божья работа. Несмотря на то, что Его работа обусловлена принципами, выполняется она всегда по-новому и всегда как-то по-новому развивается, всегда недоступна человеческому пониманию. На протяжении одного и того же периода у Бога может быть несколько разных видов работы и разные пути руководства людьми, так что люди всегда переживают новые вхождения и перемены. Определить законы Его работы нельзя, поскольку Он всегда работает по-новому, и только благодаря этому последователи Бога не становятся связаны правилами. Работа Самого Бога всегда избегает человеческих представлений и противопоставляет себя им. Только те, кто следует за Ним и ищет Его всем своим сердцем, способны пережить преображение характера и жить в свободе, не подчиняясь каким-либо правилам и не будучи ограничены рамками каких-либо религиозных представлений. Работа человека предъявляет к людям требования, основанные на его собственном опыте и на том, чего он сам может достигнуть. Стандарт этих требований ограничен определенными масштабами, и методы практики тоже очень ограничены. Таким образом, последователи подсознательно живут в ограниченных пределах; со временем все это превращается в правила и ритуалы. Если работой одного периода руководит тот, кто не прошел личное совершенствование и не подвергся Божьему суду, то его последователи все до единого станут религиозными людьми и специалистами по противлению Богу. Следовательно, компетентным лидером может быть только тот, кто подвергся суду и принял совершенствование. Не подвергавшиеся суду, даже если и обладают работой Святого Духа, выражают только нечто абстрактное и нереалистичное. Со временем они приведут людей к абстрактным и сверхъестественным правилам. Работа, которую выполняет Бог, не сообразуется с плотью человека. Она не сообразуется с мыслями человека, а противодействует человеческим представлениям; в ней нет и тени абстрактной религиозности. Результаты Божьей работы не могут быть достигнуты тем, кто не прошел через Его совершенствование; они находятся за пределами человеческого мышления.

Работа человеческого разума слишком легко достижима для человека. К примеру, пасторы и лидеры религиозного мира в выполнении своей работы полагаются на свои способности и должности. Люди, которые следуют за ними на протяжении длительного времени, заражаются их дарами и подпадают под влияние некой составной части их сути. Они сосредоточены на человеческих дарах, способностях и знании, они уделяют внимание сверхъестественным явлениям и множеству глубоких, нереалистичных доктрин (конечно, эти глубокие доктрины недостижимы). Они концентрируются не на изменениях в человеческом характере, а больше на обучении людей тому, как проповедовать и работать, совершенствуя знания людей и обильные религиозные доктрины. На том же, насколько меняется характер людей или насколько люди понимают истину, они не сосредотачиваются. Они не озабочены сущностью людей, а тем более — не пытаются различать нормальные человеческие состояния и ненормальные. Они не противостоят человеческим представлениям и не раскрывают их, не говоря уже о том, чтобы подрезать людей в связи с их недостатками и пороками. Большинство следующих за ними служат своими дарами, но все, что у них выходит, — это религиозные представления и богословские теории, оторванные от реальности и совершенно неспособные даровать людям жизнь. Фактически, сущность их работы — это пестование таланта, воспитание из пустой личности талантливого выпускника семинарии, который в дальнейшем будет трудиться и руководить людьми. Можешь ли ты найти какие-либо законы в шеститысячелетней Божьей работе? В той работе, которую выполняет человек, существует масса правил и ограничений, а человеческий мозг слишком догматичен. Поэтому проявляемое человеком представляет собой знание и понимание, находящееся в пределах его опыта. Ничего, кроме этого, человек проявлять не способен. Человеческий опыт и знание не вырастают из врожденных дарований человека или его инстинкта; они появляются благодаря Божьему водительству и непосредственному пастырству. У человека есть только способность принять это наставничество, а способности напрямую выразить то, чем является божественность, у него нет. Человек не способен быть источником, он может быть лишь сосудом, который принимает воду из источника. Таков человеческий инстинкт, та способность, которая должна быть у каждого человеческого существа. Если человек теряет способность, отвечающую за принятие Божьего слова, и утрачивает человеческий инстинкт, то такой человек лишается и самого драгоценного, лишается долга сотворенного человека. Если у человека нет знания и опыта Божьего слова или Его работы, такой человек теряет свой долг, который ему надлежит исполнять как сотворенному существу. Он теряет достоинство сотворенного. Проявлять божественность — инстинкт Бога, будь то проявление во плоти или непосредственно в Духе; это — Божье служение. Человек выражает свой собственный опыт или знание (то есть выражает то, кем он является) во время Божьей работы или после нее; таков инстинкт человека и его долг; и это то, чего должен достигнуть человек. Хотя проявления человека во многом уступают проявлениям Бога, и хотя то, что выражает человек, связано множеством правил, он должен выполнить положенный ему долг и сделать то, что должен сделать. Человек должен сделать все, что в его силах, чтобы исполнить свой долг, и притом без каких-либо оговорок.

Проработав многие годы, человек подводит итоги обретенного за это время опыта, накопленной мудрости и правил. Тот, кто долго работает, умеет чувствовать продвижение работы Святого Духа, знает, когда Святой Дух работает, а когда нет; он знает, как общаться, когда несешь бремя, и осознает нормальное состояние работы Святого Духа и нормальное состояние роста человека в жизни. Таков человек, который проработал многие годы и знает работу Святого Духа. Проработавшие многие годы, говорят неспешно и с уверенностью; они сосредоточены даже тогда, когда им нечего сказать. Внутри себя они способны продолжать молитвенный поиск работы Святого Духа. У них есть опыт работы. Во внутреннем мире человека, который проработал долгое время, имеет большой опыт и усвоил многочисленные уроки, есть много такого, что препятствует работе Святого Духа; это издержки его длительной работы. Тот, кто только начал работать, не замутнен человеческими уроками и опытом, и, в частности, понятия не имеет о том, как работает Святой Дух. Однако в процессе работы он постепенно учится чувствовать, как трудится Святой Дух, и начинает осознавать, что нужно делать, чтобы иметь в себе работу Святого Духа, что нужно делать, чтобы метко попадать другим в их слабые места, и приобретает другие общие познания такого рода, которыми должны обладать работающие. Со временем он постигает эту мудрость и общие знания, связанные с работой, как свои пять пальцев и кажется, будто он с легкостью применяет их в своей работе. Однако когда Святой Дух меняет способ Своей работы, человек этот по-прежнему придерживается старого знания о работе и старых правил работы, а о новой динамике работы имеет слабое представление. Годы работы и пребывания в полноте присутствия и водительства Святого Духа дают ему все больше уроков работы и все больше опыта. Все это наполняет его уверенностью в себе, которую не следует путать с гордыней. Другими словами, он доволен своей работой и освоенными им общими знаниями о работе Святого Духа. В частности, то, что он освоил и осознал то, чего не освоили и не осознали другие, наделяет его еще большей уверенностью в себе; кажется, что работа Святого Духа в нем никогда не истощится, в то время как другим такое особое отношение не положено. Наслаждаться им вправе только те, кто проработал многие годы, и чье использование имеет значительную ценность. Все это превращается в огромное препятствие на пути к принятию человеком новой работы Святого Духа. Даже если он может принять новую работу, для него это не вопрос одного дня. Он непременно пройдет через несколько взлетов и падений, прежде чем примет ее по-настоящему. Эта ситуация может измениться лишь постепенно, после того, как будут исправлены его ветхие представления, а его прежний характер подвергнется суду. Не пройдя этих шагов, он не сможет сдаться и с легкостью принять новое учение и новую работу, которые не вписываются в его старые представления. Это самое сложное, с чем приходится иметь дело в человеке, и это нелегко изменить. Если работник способен сразу достигнуть понимания работы Святого Духа и обобщить ее динамику, и если он может не ограничивать себя рамками собственного опыта работы и принимать новую работу в свете прежней, тогда он мудрый человек и достойный работник. С людьми часто бывает так: они работают по несколько лет, не будучи в состоянии подвести итог своему опыту работы, или же, подведя итог своему опыту и мудрости касательно работы, испытывают трудности в принятии новой работы и не могут как должно понять или правильно отнестись к старой и новой работе. С людьми действительно сложно иметь дело! Таково большинство из вас. Испытавшие на протяжении ряда лет работу Святого Духа с трудом воспринимают новый труд и всегда полны представлений, которые не в состоянии отбросить, в то время как человек, который только начал трудиться, испытывает недостаток общих знаний о работе и даже не представляет, как решать некоторые простейшие вопросы. Какие же вы, люди, сложные! Те, у кого есть за плечами определенный опыт, настолько горды и надменны, что позабыли, из чего вышли. Они неизменно смотрят свысока на молодое поколение, хотя при этом неспособны принять новую работу и отказаться от своих прежних представлений, которые копили и оберегали на протяжении многих лет. А эти молодые невежды хоть способны в небольшой мере принять новую работу Святого Духа и полны энтузиазма, но всегда впадают в замешательство и не знают, что делать, когда возникают проблемы. Они полны энтузиазма, но чересчур невежественны. Они имеют очень небольшое представление о работе Святого Духа и неспособны использовать ее в своей жизни; все это — лишь бесполезная доктрина. Слишком много людей похожи на вас; сколько из них пригодны для того, чтобы их использовать? Сколько таких, кто способен подчиняться просвещению и озарению Святого Духа и может соответствовать Божьей воле? Кажется, будто те из вас, кто до сего дня являлся последователем, были очень послушны, но в действительности вы не оставили своих представлений, вы все еще ищете чего-то в Библии, верите в абстракцию или путаетесь в собственных представлениях. Нет никого, кто тщательно исследовал бы сегодняшнюю фактическую работу или разобрался в ней достаточно глубоко. Вы принимаете сегодняшний путь, имея старые представления. Что вы можете обрести с такой верой? Можно сказать, что в вас скрыто множество представлений, которые не были выявлены, и вы прилагаете попросту чудовищные усилия к тому, чтобы скрыть их, чтобы их не так-то легко было выявить. Вы не принимаете новую работу искренне и не планируете отказываться от своих прежних представлений; у вас слишком жизненных философий, и они слишком основательны. Вы не оставляете своих прежних представлений, и за новую работу беретесь неохотно. Ваши сердца слишком низменны, и вы просто не принимаете к сердцу шаги, направленные к новой работе. Разве могут такие никчемные люди, как вы, выполнять работу по распространению Евангелия? Способны ли вы взять на себя труд распространять его по всей вселенной? Подобные ваши практики не дают вам преобразить свой характер и познать Бога. Если вы будете продолжать в том же духе, вы обречены быть отсеянными.

Вы должны знать, как отличать Божью работу от работы человека. Что можно увидеть в работе человека? В его работе много элементов человеческого опыта; человек выражает то, кем он является. Собственная работа Бога тоже выражает то, Кем Он является, но Его сущность отлична от сущности человека. Сущность человека представляет человеческий опыт и жизнь (все то, что человек переживает или с чем сталкивается в своей жизни, либо его жизненную философию), и живущие в разной обстановке люди демонстрируют совершенно разное бытие. То, есть ли у тебя опыт социального взаимодействия, как ты реально живешь в своей семье и как получаешь в ней опыт, можно увидеть через то, что ты выражаешь, тогда как из работы воплощенного Бога нельзя увидеть, есть у Него опыт социального взаимодействия. Ему отлично известна суть человека, и Он может раскрыть всевозможные практики самых разных видов людей. Еще лучше у Него получается раскрывать развращенный характер и бунтарское поведение человека. Он не живет среди мирских людей, но знает природу смертных и все развращения людей мира сего. Такова Его сущность. Хотя Он не имеет дела с миром, Он знает правила, по которым с ним следует взаимодействовать, поскольку полностью понимает человеческую природу. Он знает о работе Духа то, чего не видят человеческие глаза и не слышат человеческие уши, как ныне, так и в прошлом. Сюда входит и мудрость, которая не относится к жизненной философии, и чудеса, которые людям трудно постичь. Такова сущность Бога, открытая людям и одновременно сокрытая от них. То, что Он выражает — это не бытие некого необычного человека, а врожденные атрибуты и сущность Духа. Он не путешествует по миру, но знает о нем все. Он входит в контакт с «антропоидами», у которых нет ни знания, ни проницательности, но произносит слова, которые превыше знания и недоступны пониманию великих людей. Он живет в группе бестолковых и бесчувственных людей, лишенных человечности, не понимающих общепринятых норм человеческой жизни, но Он может просить человечество претворять в жизнь нормальную человеческую природу и в то же время выявлять дурные и низменные стороны человеческой сущности рода людского. Все это — Его бытие, которое превыше сущности любого человека из плоти и крови. Ему нет нужды участвовать в запутанной, обременительной и мерзкой социальной жизни, чтобы выполнять работу, которую Ему нужно выполнить, и всецело раскрывать сущность развращенного человечества. Мерзкая социальная жизнь не назидает Его плоть. Его работа и слова лишь раскрывают человеческое непослушание и не дают человеку опыт и уроки, которые помогли бы ему справиться с этим миром. Когда Бог дарит человеку жизнь, Ему нет необходимости исследовать общество или семью человека. Разоблачение человека и суд над ним — это не выражение опыта Его плоти; во всем этом Он являет неправедность человека, ведь Он давно знает о человеческом непослушании и питает отвращение к испорченности человечества. Работа, которую Он выполняет, полностью направлена на то, чтобы явить человеку Свой характер и выразить Свою сущность. Работу эту способен выполнять лишь Бог, никому, кто из плоти и крови, это не под силу. По Божьей работе человек не может определить, какой личностью Бог является. Не способен человек и отнести Его, на основе Его работы, к категории сотворенных. Не позволяет отнести Его к категории сотворенных людей и Его бытие. Человек может лишь понять, что Он — не человек, но не зная, к какой категории Его отнести, вынужден причислить Его к категории Бога. Это не лишено здравого смысла, поскольку Бог выполнил среди людей много такой работы, на какую человек не способен.

Работа, которую выполняет Бог, не представляет опыт Его плоти; работа же, которую выполняет человек, является представлением человеческого опыта. Каждый говорит о своем собственном опыте. Бог может выражать истину напрямую, в то время как человек может выражать только опыт, соответствующий тому, как он пережил истину. Божья работа не имеет правил и не подчинена времени или географическим ограничениям. Он всегда и везде может выразить то, Кем Он является. Бог работает так, как Ему угодно. Работа человека существует при определенных условиях и в определенном контексте; без них он не смог бы работать или выражать свое знание о Боге и свой опыт переживания истины. Чтобы сказать, чья это работа — Божья или человеческая, нужно всего лишь сравнить различия между ними. Если здесь нет работы, выполненной Самим Богом, а есть лишь работа человека, ты попросту поймешь, что человеческие учения возвышенны и находятся за пределами возможностей кого-либо другого; то, с какой интонацией они говорят, те принципы, с которыми они подходят к различным вопросам, а также их опытная и уверенная манера работы недоступны остальным. Все вы восхищаетесь этими людьми со значительным духовным ростом и высокими знаниями, но по работе или словам Бога ты не можешь судить о том, насколько возвышенна Его человеческая сущность. Напротив, Он обычен, и когда Бог работает, то Он — нормален и реален, но в то же время Он непостижим для смертных и, следовательно, вызывает у людей некий благоговейный трепет. У человека может быть особенно глубокий опыт работы или особенно развитое воображение и мышление, а человеческая сущность его может быть особенно добродетельной; эти качества могут вызвать у людей лишь восхищение, но не страх и не трепет. Людей всегда восхищают те, кто способен хорошо работать, у кого есть особенно глубокий опыт и кто может претворять истину в жизнь, но такие люди никогда не могут вызвать благоговейный трепет, а лишь восхищение и зависть. Но те, кто пережил на собственном опыте работу Бога, не восхищаются Богом; вместо этого они чувствуют, что Его работа непостижима для человека и недоступна его пониманию, что она нова и прекрасна. Когда люди переживают на собственном опыте работу Бога, первое, что они узнают о Нем, это то, что Он непостижим, мудр и чудесен, и тогда они подсознательно испытывают по отношению к Нему благоговейный трепет, чувствуют тайну Его работы, выходящую за рамки кругозора человеческого разума. Люди хотят лишь быть способными выполнить Его требования, удовлетворить Его желания; они не хотят превзойти Его, поскольку работа, которую Он выполняет, выходит за пределы человеческого мышления и воображения и не может быть выполнена вместо Него человеком. Даже сам человек не знает собственной несостоятельности, однако Бог проложил для человека новый путь и пришел ввести человека в новый, более прекрасный мир, так что человечество сделало новый шаг вперед и обрело новое начало. То, что испытывают по отношению к Богу люди, — это не восхищение, или, скорее, не только восхищение. Самое глубокое их переживание — это благоговейный трепет и любовь; они чувствуют, что Бог действительно чудесен. Он делает работу, на которую человек не способен, и говорит то, о чем человек не способен сказать. Люди, пережившие Божью работу, всегда испытывают чувства, которые невозможно описать. Люди, имеющие достаточно глубокий опыт, могут понять Божью любовь, почувствовать Его красоту и то, что Его работа так мудра, так чудесна, а потому наделяет их бесконечной силой. Это не страх, не любовь или уважение от случая к случаю, а глубокое ощущение Божьего сострадания и терпимости по отношению к человеку. Однако люди, имеющие опыт Его обличения и суда, чувствуют Его величие и то, что Он не терпит оскорблений. Даже те, кто много испытал на собственном опыте Его работу, неспособны постигнуть Его; все, кто истинно благоговеет перед Богом, знают, что Его работа несопоставима с человеческими представлениями, но всегда им противопоставляется. Ему не нужно от людей абсолютное восхищение или притворная покорность — они должны достигнуть истинного благоговения и истинной покорности. В столь многом из Его работы всякий, кто переживает истинный опыт, испытывает пред Ним благоговение, которое превыше восхищения. Благодаря Его работе обличения и суда люди увидели Его характер и, следовательно, исполнились в сердцах своих благоговения пред Ним. Бог подразумевает необходимость благоговения и послушания, поскольку Его сущность и Его характер не таковы, как сущность и характер творения и превосходят их. Бог, самосущий и вечный, является несотворенным, и только Бог достоин благоговения и послушания; человек на это претендовать не вправе. И потому все пережившие на собственном опыте Его работу и истинно познавшие Его испытывают по отношению к Нему благоговение. Однако те, кто не хочет расстаться со своими представлениями о Нем, — те, кто попросту не считает Его Богом, — не испытывают к Нему никакого благоговения, и хоть и следуют за Ним, но не завоеваны; они по природе своей непослушны. Бог работает таким образом с той целью, чтобы все творение испытывало благоговение перед Создателем, поклонялось Ему и проявляло безусловную покорность Его господству. Это конечный результат, на достижение которого нацелена вся Его работа. Если пережившие на своем опыте такую работу люди не благоговеют перед Богом хотя бы в малейшей степени, если прежнее их непослушание нисколько не меняется, то эти люди непременно подлежат отсеиванию. Если отношение человека к Богу заключается лишь в восхищении или в проявлении уважения на расстоянии, а не в любви, хотя бы в малейшей степени, то это результат, к которому пришел человек, чье сердце не любит Бога, и у такого человека нет условий для совершенствования. Если такая большая работа неспособна завоевать истинную любовь человека, это значит, что человек не обрел Бога и на самом деле не ищет истины. Не любящий Бога человек не любит истину, и потому не может обрести Бога, а уж тем более — заслужить Его одобрение. Такие люди, как бы они ни переживали работу Святого Духа и как бы ни переживали суд, неспособны благоговеть перед Богом. Это люди, чья природа не может быть изменена, у которых чрезвычайно дурной характер. Все те, кто не благоговеет перед Богом, подлежат отсеву и наказанию, которому подвергаются делающие зло. Они будут страдать даже больше, нежели поступавшие неправедно.

Предыдущая статья: Успех или неудача зависят от пути, которым идет человек

Следующая статья: Познание трех стадий Божьей работы — это путь к познанию Бога

Мудрые девы услышали Божий голос и встретили Господа. Знаете ли вы, какая здесь тайна? Пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы мы вам рассказали о ней.
Свяжитесь с нами
Свяжитесь с нами через Whatsapp

Похожие темы

Сам Бог, уникальный Бог V

Святость Бога (II)Сегодня, братья и сестры, давайте споем гимн. Найдите такой, который вам нравится и который вы регулярно поете. (Нам бы...

Глава 35

В наши дни все люди — в той или иной степени — вошли в обличение. В точности как сказал Бог: «Я отправляюсь в путь бок о бок с человеком»....

Настройки

  • Текст
  • Темы

Цвет заливки

Темы

Шрифт

Размер шрифта

Интервал между строками

Интервал между строками

Ширина страницы

Содержание

Поиск

  • Искать в тексте
  • Искать в книге