Основное различие между работой Бога и работой человека

14 февраля 2018 г.

Слова Бога на данную тему:

Работа Самого Бога включает в себя работу всего человечества, а также олицетворяет работу всей эпохи, то есть собственная работа Бога представляет собой каждый стимул и каждое направление работы Святого Духа, в то время как работа апостолов следует за собственной работой Бога, проистекает из нее и не руководит эпохой, а также не представляет направлений работы Святого Духа в целой эпохе. Они лишь выполняют ту работу, которую надлежит сделать человеку, и которая не имеет ничего общего с работой управления. Та работа, которую Бог делает сам, — это проект в рамках работы по управлению. Работа человека — лишь долг, который исполняют используемые, и она никак не связана с работой управления. Несмотря на тот факт, что и то, и другое — это работа Святого Духа, в силу разной идентичности и представления работы между собственной работой Бога и работой человека существуют явные и коренные отличия. Кроме того, различен и масштаб работы, выполняемой Святым Духом над обладающими разной идентичностью объектами, существенно различается. Таковы принципы и масштаб работы Святого Духа.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Работа Бога и работа человека)

Работа воплощенного Бога начинает новую эру, и те, кого Он использует, продолжают Его работу. Работа, совершенная человеком, находится в рамках служения Бога во плоти и не способна выйти за эти рамки. Если бы воплощенный Бог не пришел совершать Свою работу, человек не смог бы завершить старый период и смог бы положить начало новой эре. Работа, совершаемая человеком, находится в рамках его долга, выполнить который человеку под силу, и не олицетворяет работу Бога. Только воплощенный Бог может прийти и завершить ту работу, которую Он должен сделать, и никто, кроме Него, не может совершить ее. Конечно, то о чем Я говорю, относится к работе воплощения.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Порочное человечество больше нуждается в спасении воплощенного Бога)

Воплощенный Бог существенно отличается от людей, которых использует Бог. Воплощенный Бог способен выполнять работу Божественности, на что не способны люди, которых Бог использует. В начале каждого периода Дух Божий говорит лично и начинает новую эру, чтобы привести человека к новому началу. Когда Он перестает говорить, это означает, что работа Бога в Божественности завершена. После этого для того, чтобы войти в свой жизненный опыт все люди следуют водительству тех, кого использует Бог.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Существенное различие между воплощенным Богом и людьми, которых использует Бог)

Слово Божье нельзя выдать за слово человека, и уж тем более слово человека нельзя выдать за слово Бога. Человек, которого использует Бог, не является воплощенным Богом, а воплощенный Бог не является человеком, которого использует Бог. Здесь есть сущностное различие. Возможно, прочитав эти слова, ты не признаешь в них слова Божьи, а примешь их лишь как слова просвещения, полученного человеком. В таком случае ты ослеплен невежеством. Как могут слова Божьи быть такими же, как слова полученного человеком просвещения? Слова воплощенного Бога открывают новый период, направляют все человечество, раскрывают тайны и показывают человеку направление, в котором нужно следовать в новую эпоху. Просвещение, обретенное человеком, является всего лишь простыми наставлениями в практике или знанием. Оно не может вести все человечество в новый период или раскрывать тайны Самого Бога. В конце концов, Бог есть Бог, а человек есть человек. У Бога сущность Бога, а у человека сущность человека. Если человек рассматривает сказанные Богом слова как простое просвещение Святым Духом и принимает слова апостолов и пророков за слова, лично сказанные Богом, это будет для человека ошибкой.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Предисловие)

Даже человек, используемый Святым Духом, не может олицетворять Самого Бога. И не только не может олицетворять Бога он сам, но и его работа не может непосредственно олицетворять Бога. Иными словами, опыт человека нельзя поместить непосредственно в пределы управления Божьего, и он не может представлять управление Божье. Весь труд, который совершает Сам Бог, — это работа, которую Он намерен выполнять в соответствии со Своим планом управления, и она относится к великому управлению. Работа, выполняемая человеком состоит в том, чтобы своим личным опытом служить другим. Она состоит в том, чтобы находить новый путь жизненного опыта, идущий дальше, чем тропа, проторенная предшественниками, а также в наставлении других братьев и сестер под водительством Святого Духа. Снабжение, подаваемое этими людьми, — это либо их личный опыт, либо писания духовных авторов. Хоть Святой Дух и использует их, труд таких людей никак не связан с великой работой по управлению, которая осуществляется в соответствии с шеститысячелетним планом. Они — лишь те, кого Святой Дух воздвигает в различные периоды, чтобы вести народ в потоке Святого Духа и делать это до тех пор, пока они не исполнят свое предназначение или пока их жизнь не подойдет к концу. Совершаемый ими труд состоит лишь в том, чтобы подготовить соответствующий путь для Самого Бога или продолжить определенный аспект в управлении Самого Бога на земле. Сами по себе такие люди неспособны исполнять более масштабную работу Его управления. Они не могут открыть новые пути и уж тем более — никто из них не может завершить всю Божью работу предыдущего периода. Поэтому совершаемый ими труд представляет лишь сотворенное существо, исполняющее свою функцию, и не может представлять Самого Бога в совершаемом Им служении. Это потому, что их труд отличается от труда, который совершает Сам Бог. Человек не может вместо Бога совершать труд открытия новой эпохи. Этого не может никто иной, кроме Самого Бога. Вся работа, осуществляемая человеком, является исполнением его долга как творения, и совершается тогда, когда Святой Дух движет или просвещает его. Руководство, которое обеспечивают такие люди, всецело состоит в том, чтобы указывать человеку путь практики в повседневной жизни и то, как ему должно поступать в соответствии с волей Божьей. Работа человека не касается Божьего управления и не олицетворяет работу Духа. Труд Уитнесса Ли и Вочмана Ни, к примеру, состоял в том, чтобы вести за собой по пути. Будь то путь новый или старый, труд основывался на принципе — не выходить за рамки Библии. Будь то восстановление или созидание поместной церкви, их труд был связан с утверждением церквей. Их работа продолжила труд, который не был завершен Иисусом и Его апостолами или не получил дальнейшего развития в Период Благодати. Их работа заключалась в восстановлении того, что Иисус в Своей работе того времени заповедал последующим поколениям, а именно: покрытие головы, крещение, хлебопреломление или питие вина. Можно сказать, что их работа состояла в том, чтобы придерживаться только Библии и искать путей, основываясь на одной лишь Библии. Они не добились никакого нового продвижения вперед. Таким образом, в их работе можно увидеть только раскрытие новых путей, содержащихся в Библии, а также лучших и более реалистичных практик. Однако в их работе нельзя обнаружить нынешнюю волю Бога, и уж тем более невозможно найти ту новую работу, которую Бог намерен совершить в последние дни. Причина кроется в том, что они шли одним из старых путей — не было никакого обновления и прогресса. Они по-прежнему придерживались факта распятия Иисуса, практики обращения к людям с призывом покаяться и исповедаться в своих грехах, высказываний о том, что претерпевший до конца спасется, и что «жене глава — муж», и «жены, повинуйтесь своим мужьям», а еще больше — традиционного представления, согласно которому сестры не могут проповедовать, а могут лишь подчиняться. Если бы этот способ лидерства оставался неизменным, Святой Дух так никогда бы и не смог совершить новую работу, никогда бы не освободил людей от правил и не привел бы их в свободное и прекрасное царство. Таким образом, этот этап работы, предназначенный для смены периодов, требует, чтобы работал и говорил Сам Бог в противном случае ни один человек не сможет сделать это вместо Него. Вся работа Святого Духа за пределами этого потока на сей день прекращена, и те, кого использовал Святой Дух, сейчас находятся в растерянности. Следовательно, поскольку работа тех людей, которых использует Святой Дух, отличается от работы, совершаемой Самим Богом, то подобным же образом отличны как их личности, так и то, кого они представляют в своей деятельности. Причина этого в том, что иной является работа, которую намерен выполнить Святой Дух, и, соответственно, выполняющим работу присваиваются иные определения и статусы. Люди, которых использует Святой Дух, тоже, возможно, выполняют какую-то новую работу и, возможно, также устраняют что-то из сделанного в предыдущем периоде, но их труд не может выражать характер и волю Божью в новом периоде. Они трудятся только для того, чтобы покончить с работой прошлой эпохи, но не для того, чтобы совершать новую работу, которая прямо представляла бы характер Бога. Таким образом, сколько бы устаревших практик они ни отменили и сколько бы новых ни привнесли, они все равно олицетворяют человека и творения. Когда же работу совершает Сам Бог, Он не объявляет во всеуслышание об отмене старых практик прежней эпохи и не возвещает напрямую о начале новой. Он совершает Свою работу непосредственным образом и просто. Бог прямолинеен в выполнении работы, которую намерен произвести, то есть Он прямо выражает труд, который осуществляет, Он непосредственно делает Свою работу так, как изначально было задумано, выражая Свою суть и Свой характер. Насколько может видеть человек, Божий характер, равно как и Его работа, отличаются от того, что было в прошедшие периоды. Однако с точки зрения Самого Бога, это просто продолжение и дальнейшее развитие Его работы. Когда трудится Сам Бог, Он говорит Свое слово и непосредственно приносит новый труд. Напротив, когда труд совершает человек, то он делает это после тщательного изучения и исследования, или же углубляя знания и систематизируя практики на основе работы других. Иначе говоря, суть работы человека состоит в том, чтобы следовать установленному порядку и «ходить старыми путями в новой обуви». Это означает, что даже тот путь, который проходят люди, используемые Святым Духом, строится на том, начало чему положено Самим Богом. То есть, в конце концов, человек — это человек, а Бог — это Бог.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Тайна воплощения (1))

В Период Благодати Иисус изрек некоторые слова и совершил один из этапов работы. Все это делалось в определенном контексте и соответствовало состоянию людей в то время. Иисус говорил и трудился в соответствии с контекстом того времени. Он также изрек некоторые пророчества. Он пророчествовал о том, что в последние дни придет Дух истины и совершит некий этап работы, — то есть Он не разумел ничего, кроме той работы, которую Он Сам должен был совершить в тот период. Другими словами, работа, приносимая Богом во плоти, ограничена. Таким образом Он совершает лишь работу того периода, в котором Он находится, и не совершает иной, не связанной с Ним работы. В то время Иисус совершал Свою работу не по ощущениям или видениями, но в соответствии со временем и контекстом. Никто Его не вел и не направлял. Всей Его работой являлось Его же бытие: это была работа, которую надлежало исполнить воплотившемуся Духу Божьему, то есть вся та работа, начало которой было положено воплощением. Иисус работал только в соответствии с тем, что Сам видел и слышал. Другими словами, работу совершал непосредственно Дух. В том, чтобы Ему являлись вестники, давая сновидения или озаряя Его каким-нибудь великим светом, чтобы Он прозрел, не было никакой потребности. Он трудился свободно и так, как Ему было угодно, потому что Его работа не основывалась на ощущениях. Иными словами, Он совершал Свою работу не на ощупь и гадая, но все делал с легкостью, работая и говоря согласно собственным помышлениям и тому, что видел Своими глазами, незамедлительно давая подкрепление каждому из следовавших за Ним учеников. Таково различие между Божьим трудом и человеческим: люди в своем труде доискиваются на ощупь, всегда подражая другим и строя свои размышления на положенном другими основании, чтобы достигнуть более глубокого вхождения; Божья же работа — это снабжение тем, чем Он является, и то, что Ему Самому надлежит исполнить. Он не питает церковь знаниями, порожденными трудом какого-либо человека, но совершает данную работу в соответствии с состоянием людей.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Практика (5))

Когда Бог приходит на землю, Он выполняет лишь Свою работу в Божественности, которую Дух небесный вверил воплощенному Богу. Когда Он приходит, Он лишь говорит повсюду, чтобы возвестить Свои речения различными методами и с различных точек зрения. Своей целью и рабочим принципом Он ставит прежде всего обеспечение и обучение человека. Его не заботят такие предметы, как межличностные отношения или подробности человеческой жизни. Его основное служение — говорить за Духа. Иначе говоря, когда Дух Божий осязаемо появляется во плоти, Он лишь обеспечивает жизнь человека и открывает истину. Он не вовлекается в работу человека, то есть Он не участвует в человеческой работе. Люди не могут вершить Божественный труд, а Бог не участвует в работе людей. Все годы со времени пришествия Бога на землю для выполнения работы Он всегда вершит ее через людей. Однако этих людей нельзя считать воплощенным Богом — они всего лишь те, кого использует Бог. Между тем Бог сегодняшнего дня может говорить непосредственно с позиции Божественности, возвещая голосом Духа и работая от имени Духа. Все те люди, которых использовал Бог на протяжении веков, точно так же являлись проявлениями Духа Божьего, работающего в плотском теле, так почему же нельзя именовать их Богом? Но Бог сегодняшнего дня — это ведь тоже Дух Божий, который работает непосредственно во плоти; и Иисус тоже был Духом Божьим, работающим во плоти — оба Они именуются Богом. Так в чем же различие? На протяжении веков все те люди, которых использовал Бог, обладали способностью к нормальному и разумному мышлению. Все они понимали принципы человеческого поведения. У них были нормальные человеческие идеи, и они были оснащены всем тем, чем должны обладать обычные люди. Большинство из них обладали исключительными способностями и наделены большим природным умом. Работая над этими людьми, Дух Божий находит применение их способностям, которые являются богоданным даром. Дух Божий пускает в ход их способности, используя сильные стороны этих людей в служении Богу. Сущность Божья, однако, свободна от идей и свободна от помыслов, не замутнена человеческими намерениями — в ней нет даже того, чем оснащены обычные люди. Другими словами, Богу даже не знакомы принципы человеческого поведения. Именно так все обстоит, когда сегодня Бог приходит на землю. Его работа и Его слова не осквернены человеческими намерениями или человеческими помыслами, но являются прямым проявлением намерений Духа, и Дух работает непосредственно от имени Бога. Это означает, что Дух говорит непосредственно, то есть Божественность осуществляет работу напрямую, ни в малейшей степени не примешивая намерений человека. Иными словами, воплощенный Бог непосредственно олицетворяет Божественность, Он свободен от человеческих помыслов или идей, и лишен понимания принципов человеческого поведения. Если бы задействовалась только Божественность (то есть если бы работу выполнял один лишь Сам Бог), не было бы никакой возможности исполнять Божью работу на земле. Поэтому, когда Бог приходит на землю, Он должен располагать небольшим числом людей, которых Он использует для работы в человечности наряду с той работой, которую Бог выполняет в Божественности. Иными словами, Он использует человеческий труд, чтобы поддержать Свою Божественную работу. В противном случае у человека не было бы никакой возможности напрямую взаимодействовать с Божественной работой. Именно так обстояло дело с Иисусом и Его учениками. Во время Своего пребывания в мире Иисус отменил старые законы и утвердил новые заповеди. Он также изрек множество слов. Вся эта работа была выполнена в Божественности. Все иные — Петр, Павел и Иоанн — основывали свою последующую работу на фундаменте слов Иисуса. Другими словами, Бог начал Свою работу того века, положив начало Периоду Благодати, то есть возвестил новую эру, отменил старую, а также исполнил слова: «Бог есть Начало и Конец». Иначе говоря, человек должен совершать человеческую работу, основываясь на работе Божественной. Как только Иисус сказал все, что Ему нужно было сказать, и завершил Свою работу на земле, Он покинул человека. После этого в своей работе все люди действовали в соответствии с принципами, выраженными в Его словах, и осуществляли практическую работу на основании истин, о которых Он говорил. Все эти люди трудились для Иисуса. Если бы работу выполнял один лишь Иисус, то, сколько бы Он ни говорил, люди не имели бы возможности взаимодействовать с Его словами, поскольку Иисус работал в Божественности и мог говорить лишь слова Божественности, Он не мог разъяснить все до того уровня, на котором обычные люди могли бы понять Его слова. И поэтому Иисусу нужны были апостолы и пророки, которые пришли вслед за Ним, дополняя Его работу. По такому принципу работает воплощенный Бог, используя телесное воплощение, чтобы говорить и работать для завершения работы Божественности, а затем используя нескольких — а может быть и больше — угодных Богу людей, которые дополняют Его работу. То есть Бог использует угодных Его сердцу людей для того, чтобы они пасли и поливали человечество, и Божьи избранники могли войти в реальность истины.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Существенное различие между воплощенным Богом и людьми, которых использует Бог)

Работа человека обозначает его опыт и его человеческое бытие. То, что предоставляет человек, и та работа, которую он выполняет, представляет его самого. Человеческое прозрение, человеческое мышление, человеческая логика и его богатое воображение — все это включено в его работу. Опыт человека особенно способен обозначать его работу, и все пережитое человеком на опыте становится составляющими его работы. Работа человека может выражать его опыт. Когда некоторые люди переживают негативный опыт, большая часть языка их общения состоит из негативных элементов. Если их опыт на протяжении некого периода позитивен, и они в особенности обладают путем в позитивном аспекте, тогда их общение очень вдохновляющее, и люди способны напитываться от него в позитивном ключе. Если работник на какой-то период времени становится негативным, его общение всегда будет нести в себе негативные элементы. Подобное общение депрессивно, и окружающие будут после такого общения неосознанно поддаваться этой депрессии. Состояние последователей меняется в зависимости от состояния руководителя. Каков работник внутри, то он и выражает, и работа Святого Духа зачастую меняется вместе с состоянием человека. Он работает согласно опыту людей и не принуждает их, но предъявляет к ним требования в соответствии с нормальным ходом их опыта. Иными словами, общение человека отличается от слова Бога. То, как общаются люди, передает их индивидуальные прозрения и опыт, выражая их прозрения и опыт на основе Божьей работы. Их обязанность заключается в том, чтобы после Божьей работы или сказанных Им слов выяснить, что из этого им надлежит практиковать или во что войти, а затем донести это до других последователей. Следовательно, работа человека олицетворяет его вхождение и практику. Конечно, подобная работа перемешана с человеческими уроками и опытом или с определенными человеческими мыслями. Как бы ни работал Святой Дух — над человеком или в воплощенном Боге, — работники неизменно выражают то, кем они являются. Несмотря на то, что работу совершает Святой Дух, эта работа основывается на том, чем присуще быть человеку, поскольку Святой Дух не работает без какого-либо основания. Другими словами, работа делается не из ничего, а всегда в соответствии с фактическими обстоятельствами и реальными условиями. Только таким способом можно преобразить человеческий характер и изменить его ветхие представления и ветхие мысли. Человек выражает то, что видит, переживает на опыте и может представить, и это достижимо для человеческого мышления, даже если это доктрины или представления. Какова бы ни была ее величина, работа человека не может превзойти масштаб человеческого опыта, того, что человек видит, или может представить себе, или способен осмыслить. Все, что выражает Бог, — это то, чем является Он Сам, и для человека это непостижимо, то есть это находится за пределами возможного для человеческого мышления. Он выражает Свою работу руководства всем человечеством, и это не имеет никакого отношения к подробностям человеческого опыта, а касается главным образом Его собственного управления. То, что выражает человек, — это его опыт, а то, что выражает Бог, — это Его бытие, то есть свойственный Ему характер, непостижимый для человека. Опыт человека — это его прозрение и знание, приобретенные на основе того, как Бог выражает Свое бытие. Такое прозрение и знание называются человеческим бытием, и основой их проявления служит свойственный человеку характер и уровень — поэтому их и называют также бытием человека. Человек способен делиться в общении тем, что он переживает и видит. Никто не может делиться тем, чего не пережил или не видел, или тем, что недоступно его мышлению, то есть тем, чего у него нет внутри. Если выражаемое человеком не происходит от его опыта, то это что-то, что он вообразил, или доктрина. Говоря проще, в его словах нет реальности. Если бы ты никогда не сталкивался с тем, что представляет собой общество, то не смог бы ясно общаться о сложных общественных отношениях. Если бы у тебя не было семьи, а другие люди обсуждали бы семейные вопросы, ты бы не смог понять большую часть того, о чем они говорят. Итак, то, чем делится в общении человек, и его работа представляют его внутреннее бытие.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Работа Бога и работа человека)

Моя речь представляет Мою сущность, но то, о чем Я говорю, находится за пределами досягаемости человека. То, что Я говорю, — это не то, что переживает человек, это не то, что человек может увидеть; это и не то, к чему человек может прикоснуться, но это то, Кто Я есть. Некоторые люди признают лишь, что все, чем Я делюсь, есть суть пережитого Мною, но не признают, что это — прямое выражение Духа. Конечно, то, что Я говорю, — это то, что Я пережил. Это Я осуществлял работу управления на протяжении шести тысяч лет. Я пережил все от начала сотворения человечества и до сего момента; как Мне не быть способным рассуждать об этом? Что до человеческой природы, то Я видел ее очень ясно; Я давно уже наблюдаю за ней. Как Мне не быть способным ясно говорить о ней? Поскольку Я ясно видел сущность человека, у Меня есть право обличать человека и судить его, ибо все в человеке произошло от Меня, но было прельщено сатаной. У Меня, конечно, есть также и право оценивать работу, которую Я сделал. Хотя эта работа выполнена не Моей плотью, она — прямое выражение Духа, и это то, чем Я обладаю и Кем являюсь. Следовательно, у Меня есть право выражать это и делать работу, которую Я должен делать. То, о чем говорят люди, есть то, что они пережили на собственном опыте. Это то, что они видели, что смогли постигнуть своим разумом и воспринять своими чувствами. Это то, чем они могут делиться. Слова, произнесенные воплощенным Богом, являются прямым выражением Духа и выражают работу, которую выполнил Дух, то, чего плоть не испытала и не видела, но тем не менее Он выражает Свою сущность, поскольку сущность плоти есть Дух, и Он выражает работу Духа. Дух уже выполнил эту работу, хоть для плоти она и непостижима. Воплотившись, Он посредством проявлений плоти наделяет людей способностью познавать Божью сущность и позволяет людям увидеть Божий характер и проделанную Им работу. Работа человека дает людям более ясное представление о том, во что им следует войти и что они должны понять; это подразумевает приведение людей к пониманию и переживанию истины. Работа человека заключается в том, чтобы поддерживать людей, Божья работа — в том, чтобы открывать для человечества новые пути и новые эпохи, являть людям то, что неизвестно смертным, наделяя их способностью познавать Его характер. Божья работа состоит в том, чтобы вести все человечество.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Работа Бога и работа человека)

В работе человека есть свои пределы и ограничения. Один человек способен только выполнять работу на определенном этапе и не может выполнять труд всего периода, иначе он поведет людей в самую гущу правил. Работа человека применима лишь к определенному периоду времени или этапу. Это связано с тем, что опыт человека имеет ограниченный масштаб. Работа человека несравнима с работой Бога. Человеческие способы практики и знание об истине применимы в определенном масштабе. Нельзя сказать, что путь, которым следует человек, — это целиком и полностью воля Святого Духа, потому что человек может быть только просвещен Святым Духом и не может быть полностью исполниться Им. Все, что человек может пережить на своем опыте, лежит в пределах естественной человеческой природы и не превышает набор мыслей в обычном человеческом разуме. Все те, кто способен жить реальностью истины, получают опыт в этих пределах. Получаемый ими опыт истины — это всегда опыт обычной человеческой жизни, просвещенной Святым Духом; этот опыт никоим образом не отклоняется от обычной жизни человека. Опыт истины, дающейся в результате просвещения Святым Духом, они получают на основе собственной обычной человеческой жизни. Более того, эта истина может быть разной у разных людей, и ее глубина связана с состоянием человека. Можно лишь сказать, что люди идут путем обычной человеческой жизни тех, кто ищет истину, и это путь, который проделывает обычный человек, просвещенный Святым Духом. Сказать, что путь, которым они идут, это путь, которым идет Святой Дух, нельзя. Поскольку все люди разные, работа Святого Духа тоже может быть разной в рамках обычного человеческого опыта. Помимо этого, поскольку разные у всех и обстоятельства, в которых люди приобретают свой опыт, и масштабы этого опыта, и поскольку к этому примешивается их разум и мысли, то их опыт в той или иной степени оказывается смешанным. Каждый понимает истину в меру своих различных индивидуальных условий. У людей нет полного понимания реального значения истины, они видят лишь один или несколько из его аспектов. Масштаб той истины, которую каждый переживает на своем опыте, различается от человека к человеку и зависит от его индивидуальных условий. Таким образом, знание об одной и той же истине, выраженное разными людьми, будет разным. Иными словами, человеческий опыт всегда имеет ограничения и не может полностью представлять волю Святого Духа, как и работу человека нельзя воспринимать как работу Бога, даже если то, что проявляет человек, очень близко соответствует Божьей воле, и даже если опыт человека очень близок к работе совершенствования, которую выполняет Святой Дух. Человек может быть лишь Божьим слугой и выполнять ту работу, которую ему доверяет Бог. Человек может выражать лишь знание, данное ему в результате просвещения Святым Духом, и истины, которые приобретены на собственном опыте. Человек не способен и не соответствует необходимым условиям для того, чтобы быть орудием проявления Святого Духа. Он не уполномочен утверждать, что его работа — это работа Бога. У человека человеческие принципы работы, у всех людей разный опыт и разные условия. Работа человека включает весь его опыт плюс воздействие просвещения со стороны Святого Духа. Этот опыт может представлять только человеческую сущность и не представляет сущность Бога или волю Святого Духа. Следовательно, нельзя сказать, что путь, по которому идет человек, является путем, по которому идет Святой Дух, поскольку работа человека не может представлять работу Бога, а работа человека и человеческий опыт не есть полнота воли Святого Духа.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Работа Бога и работа человека)

Работа человека склонна превращаться в правила, а методы его работы легко вписываются в ограниченные рамки и неспособны привести людей на путь свободы. Большинство последователей живет в ограниченных пределах, и их путь получения опыта также ограничен по своему масштабу. Человеческий опыт всегда ограничен; методы его работы также ограничены несколькими видами, и их нельзя сравнить с работой Святого Духа или работой Самого Бога. Это потому, что ограничен, в конечном итоге, человеческий опыт. Однако Бог выполняет Свою работу, и она не связана никакими правилами; как бы она ни выполнялась, она не ограничивается каким-либо одним способом. Для работы Бога не существует каких бы то ни было правил, вся она выполняется вольно и свободно. Как бы долго человек ни следовал за Ним, он не может вывести какие-либо законы, которым бы подчинялась Божья работа. Несмотря на то, что Его работа обусловлена принципами, выполняется она всегда по-новому и всегда как-то по-новому развивается, всегда недоступна человеческому пониманию. На протяжении одного и того же периода у Бога может быть несколько разных видов работы и разные пути руководства людьми, так что люди всегда переживают новые вхождения и перемены. Определить законы Его работы нельзя, поскольку Он всегда работает по-новому, и только благодаря этому последователи Бога не становятся связаны правилами. Работа Самого Бога всегда избегает человеческих представлений и противопоставляет себя им. Только те, кто следует за Ним и ищет Его всем своим сердцем, способны пережить преображение характера и жить в свободе, не подчиняясь каким-либо правилам и не будучи ограничены рамками каких-либо религиозных представлений. Работа человека предъявляет к людям требования, основанные на его собственном опыте и на том, чего он сам может достигнуть. Стандарт этих требований ограничен определенными масштабами, и методы практики тоже очень ограничены. Таким образом, последователи подсознательно живут в ограниченных пределах; со временем все это превращается в правила и ритуалы. Если работой одного периода руководит тот, кто не прошел личное совершенствование и не подвергся Божьему суду, то его последователи все до единого станут религиозными людьми и специалистами по противлению Богу. Следовательно, компетентным лидером может быть только тот, кто подвергся суду и принял совершенствование. Не подвергавшиеся суду, даже если и обладают работой Святого Духа, выражают только нечто абстрактное и нереалистичное. Со временем они приведут людей к абстрактным и сверхъестественным правилам. Работа, которую выполняет Бог, не сообразуется с плотью человека. Она не сообразуется с мыслями человека, а противодействует человеческим представлениям; в ней нет и тени абстрактной религиозности. Результаты Божьей работы не могут быть достигнуты тем, кто не прошел через Его совершенствование; они находятся за пределами человеческого мышления.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Работа Бога и работа человека)

В той работе, которую выполняет человек, существует масса правил и ограничений, а человеческий мозг слишком догматичен. Поэтому проявляемое человеком представляет собой знание и понимание, находящееся в пределах его опыта. Ничего, кроме этого, человек проявлять не способен. Человеческий опыт и знание не вырастают из врожденных дарований человека или его инстинкта; они появляются благодаря Божьему водительству и непосредственному пастырству. У человека есть только способность принять это наставничество, а способности напрямую выразить то, чем является божественность, у него нет. Человек не способен быть источником, он может быть лишь сосудом, который принимает воду из источника. Таков человеческий инстинкт, та способность, которая должна быть у каждого человеческого существа. Если человек теряет способность, отвечающую за принятие Божьего слова, и утрачивает человеческий инстинкт, то такой человек лишается и самого драгоценного, лишается долга сотворенного человека. Если у человека нет знания и опыта Божьего слова или Его работы, такой человек теряет свой долг, который ему надлежит исполнять как сотворенному существу. Он теряет достоинство сотворенного. Проявлять божественность — инстинкт Бога, будь то проявление во плоти или непосредственно в Духе; это — Божье служение. Человек выражает свой собственный опыт или знание (то есть выражает то, кем он является) во время Божьей работы или после нее; таков инстинкт человека и его долг; и это то, чего должен достигнуть человек. Хотя проявления человека во многом уступают проявлениям Бога, и хотя то, что выражает человек, связано множеством правил, он должен выполнить положенный ему долг и сделать то, что должен сделать. Человек должен сделать все, что в его силах, чтобы исполнить свой долг, и притом без каких-либо оговорок.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Работа Бога и работа человека)

Некоторые спросят: «В чем разница между работой, которую осуществляет воплощенный Бог, и работой пророков и апостолов прошлых времен? Давида тоже называли Господом, как и Иисуса; хотя они и выполняли разную работу, именовали их одинаково. Скажи мне, почему у них была разная идентичность? То, что узрел Иоанн, было видением, и оно также пришло от Святого Духа, и он мог говорить слова, которые намеревался сказать Святой Дух. Почему же идентичность Иоанна отличается от идентичности Иисуса?» Сказанные Иисусом слова могли в полной мере представлять Бога, они в полной мере представляли Божий труд. То, что видел Иоанн, было видением, и он в полной мере представлять Божий труд не мог. Почему так, что Иоанн, Петр и Павел говорили много слов, — как и Иисус, — и все же их идентичности отличались от идентичности Иисуса? Главным образом по той причине, что другой была выполняемая ими работа. Иисус представлял Духа Божьего, и был Духом Божьим, который работал напрямую. Он выполнил работу нового периода — ту работу, которую никто до этого не проделал. Он открыл новый путь, Он представлял Иегову, и Он представлял Самого Бога. Что же касается Петра, Павла и Давида, то, независимо от того, как их именовали, они представляли лишь идентичность сотворенного Богом существа и были посланы Иисусом либо Иеговой. Поэтому независимо от того, как много они трудились, независимо от того, насколько великими были творимые ими чудеса, они тем не менее были всего лишь Божьими творениями и не могли представлять Дух Божий. Они работали во имя Бога либо работали, будучи посланы Богом; Кроме того, они работали в периодах, которые начинали Иисус или Иегова, и никакой другой работы не выполняли. В конце концов, они были всего лишь Божьими творениями.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Об именах и идентичности)

В период Благодати Иисус также много говорил и совершал много дел. Чем Он отличался от Исайи? Чем Он отличался от Даниила? Был ли Он пророком? Почему Его назвали Христом? Какая между ними разница? Все они были людьми, которые говорили слова, и их слова представлялись более или менее одинаковыми людям. Все они говорили и трудились. Пророки Ветхого Завета возвещали пророчества, и подобное также делал Иисус. В чем же дело? Различие здесь заключается в природе их труда. Чтобы разобраться в этом вопросе, тебе нужно смотреть не на природу плоти и не на глубину или поверхностность сказанного ими, а всегда прежде смотреть на их труд и на то, какие плоды он производит в человеке. Пророчества, изреченные в свое время пророками, не были человеку источником жизни, а откровения таких пророков, как Исайя и Даниил, были всего лишь пророчествами, но не путем жизни. Без прямого откровения Иеговы никто не смог бы совершать тот труд. Это невозможно для смертных. Иисус также сказал много слов. Эти же слова были путем жизни, из которых человек обретал путь к практике. То есть, во-первых, Он был источником жизни для человека, ибо Иисус есть жизнь. Во-вторых, Он обращал вспять отклонения человека. В-третьих, Его труд стал преемником работы Иеговы для продолжения периода. В-четвертых, Он соприкоснулся с внутренними потребностями человека и понимал, чего ему не хватает. В-пятых, Он открыл новый период и завершил прежний. Вот почему Он называется Богом и Христом. Он отличается не только от Исайи, но и от всех других пророков. Возьмите Исайю как пример труда пророков. Во-первых, он не мог быть для человека источником жизни. Во-вторых, он не мог начать новый период. Он трудился под руководством Иеговы и не для начала нового периода. В-третьих, то, что он говорил, было для него непостижимым. Он получал откровения непосредственно от Духа Божьего, и другие люди, даже выслушав до конца, не понимали его. Уже эти несколько моментов свидетельствуют о том, что его слова были лишь пророчествами, лишь аспектом труда, совершенного за Иегову. Однако он не мог в полной мере представлять Иегову. Он был слугой Иеговы, орудием в работе Иеговы. Он лишь исполнял работу в период Закона и в рамках работы Иеговы. Его труд не вышел за рамки периода Закона. Но труд Иисуса был иной. Он вышел за рамки работы Иеговы, совершил труд воплотившегося Бога и принял распятие ради искупления всего человечества. Другими словами, Он исполнил новый труд, вышедший за рамки той работы, которую совершал Иегова. Это было подготовкой к наступлению нового периода. Кроме того, Он говорил о том, что для человека было непостижимо. Его труд был работой Божьего управления и касался всего человечества. Он трудился не в малой группе людей, и Его труд был не для того, чтобы вести ограниченное число людей. Что же касается того, как Бог воплотился и стал Человеком, как Дух давал откровения в то время и как Дух сошел на Человека для совершения Своей работы, то все это — вещи, невидимые и неосязаемые для человека. Этими фактами невозможно доказать, что Он есть Бог во плоти. Бога можно различить только по Его словам и работе, к которым люди могут прикоснуться. Только это реально. Потому что дела Духа невидимы для тебя. Они ведомы только Самому Богу, и даже человеческая плоть Бога не знает всего. Убедиться в том, что Он есть Бог, ты можешь только по совершенному Им труду. По Его труду видно, что, во-первых, Он открывает новый период; во-вторых, Он — источник жизни для людей, Он указывает человеку, каким ему идти путем. И уже это подтверждает, что Он есть Сам Бог. По крайней мере, труд, который Он совершает, полностью представляет Дух Божий. И в совершаемом Им труде можно увидеть, что в Нем есть Дух Божий. Поскольку труд, который совершает Бог во плоти, главным образом состоит в том, чтобы начать новый период, провести новую работу и открыть новые пределы, то уже этого достаточно, чтобы убедиться — Он есть Сам Бог. И этим Он отличается от Исайи, Даниила и других великих пророков.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Различие между служением Бога во плоти и долгом человека)

Хотя Иоанн также говорил: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное», и тоже проповедовал Евангелие Царства Небесного, его работа не зашла дальше и представляла собой лишь начало. Иисус же, напротив, открыл новый период и положил конец старому, но Он также исполнил ветхозаветный закон. Выполненная Им работа была более великой, чем труд Иоанна, к тому же Он пришел, чтобы искупить все человечество, — Он выполнил этот этап работы. Иоанн же просто приготовил путь. Пусть велика была его работа и много сказано им слов, и множество учеников следовало за ним, но его труд заключался лишь в том, чтобы подвести человека к новому началу. Человек никогда не получал от него жизнь, путь или более глубокие истины, и никогда обретал через него понимания Божьей воли. Иоанн был великим пророком (Илией), который приготовил новую почву для работы Иисуса и подготовил избранных; он был предтечей Периода Благодати. Такие вещи невозможно распознать по одному лишь наблюдению за их обыкновенной человеческой внешностью. Тем более, что Иоанн тоже совершил весьма немалый труд, и кроме того, он был рожден по обетованию Святого Духа, и Святой Дух поддерживал его работу. Таким образом, различие между их личностями можно увидеть только через их работу, так как внешность человека еще ничего не говорит о его сущности, и человек неспособен удостовериться в свидетельстве Святого Духа. Труд, совершенный Иоанном, и труд, совершенный Иисусом, не были схожи — они различались по своей природе. Именно из этого можно определить, был ли Иоанн Богом. Работа Иисуса заключалась в том, чтобы начать, продолжить, закончить и привести к достижению цели. И каждый из этих этапов Он выполнил, в то время как работа Иоанна состояла лишь в том, чтобы начать. Вначале Иисус благовествовал и проповедовал путь покаяния, затем перешел к крещению людей, исцелению больных и изгнанию бесов. В конце Он искупил человечество от греха и завершил Свою работу для всего периода. Он ходил повсюду, проповедуя людям и распространяя Евангелие Царства Небесного. Иоанн делал то же самое, различие же заключается в том, что Иисус открыл новую эпоху и принес человечеству Период Благодати. Его устами возвещалось, как человеку жить и каким путем ему следовать в Период Благодати, а в конце Он завершил труд искупления. Иоанн никогда бы не смог выполнить такую работу. И, таким образом, именно Иисус выполнил работу Самого Бога, именно Он является Самим Богом и непосредственно олицетворяет Бога.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Тайна воплощения (1))

Пророки и те люди, которых использовал Святой Дух, говоря и трудясь, исполняли человеческий долг, они исполняли функцию творения — то, что надлежит делать человеку. Однако же Бог во плоти Своими словами и делами совершает служение, которое Ему надлежит исполнить. Несмотря на то, что внешне Он также заключен в оболочку творения, Он Своим трудом исполняет не ее функцию, но служение Божье. Термин «долг» используется в отношении творения, а «служение Божье» — в отношении Бога во плоти. Между ними — существенная разница, и эти два термина не взаимозаменяемы. Труд человека заключается только в исполнении его долга, а труд Божий — в управлении и совершении Его служения. Поэтому, хотя Святой Дух использовал многих апостолов, и многие пророки были исполнены Им, их труд и слова заключались лишь в исполнении их долга творения. Их пророчества, возможно, более возвышены, чем путь жизни, о котором говорит Бог во плоти, а их человеческая природа, возможно, даже превосходит человеческую природу воплотившегося Бога, тем не менее они исполняли свой долг, а не совершали служение Божье. Долг человека связан с функцией человека. Это досягаемо для человека. Однако служение, совершаемое Богом во плоти, связано с Его управлением. Это для человека недосягаемо. Говорит ли воплощенный Бог, трудится или являет чудеса, Он совершает великую работу в рамках Своего руководства, и человек такую работу сделать вместо Бога не может. Труд человека заключается лишь в том, чтобы исполнять свой долг творения на данном этапе Божьей работы управления. Без Божьего управления, то есть, если бы служение воплотившегося Бога было утрачено, то произошло бы то же самое и с долгом творения. Суть Божьей работы в Его служении — управлять человечеством. Долг же человека — исполнять свою обязанность соответствовать требованиям Творца, что никоим образом не считается исполнением Божьего служения. Для неотъемлемой сущности Божьей, то есть для Духа, Божий труд — это Его управление, но для воплотившегося Бога, принявшего внешнюю оболочку творения, Его работа — это исполнение Его служения. Любая совершаемая Богом работа — это исполнение Его служения. Человек же может лишь усердствовать в рамках Божьего управления и под Его руководством.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Различие между служением Бога во плоти и долгом человека)

Как-никак, Божья работа не такая, как человеческая. Более того, как проявления Бога и человека могут быть одинаковыми? У Бога — Свой особый характер, а у человека — долг, который ему надлежит исполнить. Божий характер выражается в Божьей работе, а человеческий долг заключен в жизненном опыте человека и проявляется в его устремлениях. Поэтому по совершаемой работе становится ясно, является что-то выражением Бога или человека. И не нужно, чтобы Сам Бог разъяснял это, как и не нужно человеку силиться свидетельствовать, и уж тем более Самому Богу не нужно никакого человека приводить к повиновению. Все это раскрывается естественным образом. Это то, чего не навязать и во что человек не может вмешаться. Долг человека познается через его жизненный опыт, и не нужно ему выполнять какой-либо работы, выходящей за пределы опыта. Вся сущность человека раскрывается, когда человек исполняет свой долг. Бог же выражает присущий Ему характер, когда совершает Свою работу. Если это работа человека, то этого не скрыть. Если же это Божья работа, то Божий характер тем более никому скрыть невозможно, не говоря уже о том, что он неподвластен человеку. Никакого человека нельзя называть Богом. На человеческие труд и слова нельзя смотреть как на священные и считать их непреложными. Бога же можно назвать человеком, ибо Он облекся плотью, однако Его работу нельзя считать человеческой или принимать за человеческий долг. Более того, слова Божьи и послания Павла нельзя ставить в один ряд, как и нельзя говорить о суде и обличении Божьих и о человеческих словах наставления как о чем-то равноценном. Поэтому существуют принципы, отличающие Божью работу от человеческой. Они отличаются по сути, а не по содержанию или временной эффективности. Большинство людей принципиально ошибается в этом отношении. Это потому что человек смотрит на внешнее, достижимое человеком, тогда как Бог смотрит на суть, которую плотским зрением не увидеть. Если Божьи слова и работу ты считаешь долгом обычного человека, а масштабную работу человека — не исполняемым человеком долгом, а работой Бога, облекшегося во плоть, то разве ты не ошибаешься принципиально? Человеческие послания и биографии написать несложно, если только основанием служит работа Святого Духа. Божьи же речения и работу человеку не под силу ни совершить, ни постичь человеческой мудростью и мышлением, ни полностью объяснить по итогам своих изысканий. Если эти принципиальные вопросы не вызывают у вас никакой реакции, то это говорит о том, что вера у вас, по всей видимости, совсем не подлинная и не переплавленная. Можно лишь сказать, что ваша вера полна неопределенности, а также сумбурна и беспринципна. Не совершенно ли слепа подобная вера, лишенная понимания даже самых основных существенных вопросов о Боге и человеке?

(Слово, том I. Божье явление и работа. Как ты относишься к тринадцати посланиям?)

Вы должны знать, как отличать Божью работу от работы человека. Что можно увидеть в работе человека? В его работе много элементов человеческого опыта; человек выражает то, кем он является. Собственная работа Бога тоже выражает то, Кем Он является, но Его сущность отлична от сущности человека. Сущность человека представляет человеческий опыт и жизнь (все то, что человек переживает или с чем сталкивается в своей жизни, либо его жизненную философию), и живущие в разной обстановке люди демонстрируют совершенно разное бытие. То, есть ли у тебя опыт социального взаимодействия, как ты реально живешь в своей семье и как получаешь в ней опыт, можно увидеть через то, что ты выражаешь, тогда как из работы воплощенного Бога нельзя увидеть, есть у Него опыт социального взаимодействия. Ему отлично известна суть человека, и Он может раскрыть всевозможные практики самых разных видов людей. Еще лучше у Него получается раскрывать развращенный характер и бунтарское поведение человека. Он не живет среди мирских людей, но знает природу смертных и все развращения людей мира сего. Такова Его сущность. Хотя Он не имеет дела с миром, Он знает правила, по которым с ним следует взаимодействовать, поскольку полностью понимает человеческую природу. Он знает о работе Духа то, чего не видят человеческие глаза и не слышат человеческие уши, как ныне, так и в прошлом. Сюда входит и мудрость, которая не относится к жизненной философии, и чудеса, которые людям трудно постичь. Такова сущность Бога, открытая людям и одновременно сокрытая от них. То, что Он выражает — это не бытие некого необычного человека, а врожденные атрибуты и сущность Духа. Он не путешествует по миру, но знает о нем все. Он входит в контакт с «антропоидами», у которых нет ни знания, ни проницательности, но произносит слова, которые превыше знания и недоступны пониманию великих людей. Он живет в группе бестолковых и бесчувственных людей, лишенных человечности, не понимающих общепринятых норм человеческой жизни, но Он может просить человечество претворять в жизнь нормальную человеческую природу и в то же время выявлять дурные и низменные стороны человеческой сущности рода людского. Все это — Его бытие, которое превыше сущности любого человека из плоти и крови. Ему нет нужды участвовать в запутанной, обременительной и мерзкой социальной жизни, чтобы выполнять работу, которую Ему нужно выполнить, и всецело раскрывать сущность развращенного человечества. Мерзкая социальная жизнь не назидает Его плоть. Его работа и слова лишь раскрывают человеческое непослушание и не дают человеку опыт и уроки, которые помогли бы ему справиться с этим миром. Когда Бог дарит человеку жизнь, Ему нет необходимости исследовать общество или семью человека. Разоблачение человека и суд над ним — это не выражение опыта Его плоти; во всем этом Он являет неправедность человека, ведь Он давно знает о человеческом непослушании и питает отвращение к испорченности человечества. Работа, которую Он выполняет, полностью направлена на то, чтобы явить человеку Свой характер и выразить Свою сущность. Работу эту способен выполнять лишь Бог, никому, кто из плоти и крови, это не под силу. По Божьей работе человек не может определить, какой личностью Бог является. Не способен человек и отнести Его, на основе Его работы, к категории сотворенных. Не позволяет отнести Его к категории сотворенных людей и Его бытие. Человек может лишь понять, что Он — не человек, но не зная, к какой категории Его отнести, вынужден причислить Его к категории Бога. Это не лишено здравого смысла, поскольку Бог выполнил среди людей много такой работы, на какую человек не способен.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Работа Бога и работа человека)

Работа, которую выполняет Бог, не представляет опыт Его плоти; работа же, которую выполняет человек, является представлением человеческого опыта. Каждый говорит о своем собственном опыте. Бог может выражать истину напрямую, в то время как человек может выражать только опыт, соответствующий тому, как он пережил истину. Божья работа не имеет правил и не подчинена времени или географическим ограничениям. Он всегда и везде может выразить то, Кем Он является. Бог работает так, как Ему угодно. Работа человека существует при определенных условиях и в определенном контексте; без них он не смог бы работать или выражать свое знание о Боге и свой опыт переживания истины. Чтобы сказать, чья это работа — Божья или человеческая, нужно всего лишь сравнить различия между ними. Если здесь нет работы, выполненной Самим Богом, а есть лишь работа человека, ты попросту поймешь, что человеческие учения возвышенны и находятся за пределами возможностей кого-либо другого; то, с какой интонацией они говорят, те принципы, с которыми они подходят к различным вопросам, а также их опытная и уверенная манера работы недоступны остальным. Все вы восхищаетесь этими людьми со значительным духовным ростом и высокими знаниями, но по работе или словам Бога ты не можешь судить о том, насколько возвышенна Его человеческая сущность. Напротив, Он обычен, и когда Бог работает, то Он — нормален и реален, но в то же время Он непостижим для смертных и, следовательно, вызывает у людей некий благоговейный трепет. У человека может быть особенно глубокий опыт работы или особенно развитое воображение и мышление, а человеческая сущность его может быть особенно добродетельной; эти качества могут вызвать у людей лишь восхищение, но не страх и не трепет. Людей всегда восхищают те, кто способен хорошо работать, у кого есть особенно глубокий опыт и кто может претворять истину в жизнь, но такие люди никогда не могут вызвать благоговейный трепет, а лишь восхищение и зависть. Но те, кто пережил на собственном опыте работу Бога, не восхищаются Богом; вместо этого они чувствуют, что Его работа непостижима для человека и недоступна его пониманию, что она нова и прекрасна. Когда люди переживают на собственном опыте работу Бога, первое, что они узнают о Нем, это то, что Он непостижим, мудр и чудесен, и тогда они подсознательно испытывают по отношению к Нему благоговейный трепет, чувствуют тайну Его работы, выходящую за рамки кругозора человеческого разума. Люди хотят лишь быть способными выполнить Его требования, удовлетворить Его желания; они не хотят превзойти Его, поскольку работа, которую Он выполняет, выходит за пределы человеческого мышления и воображения и не может быть выполнена вместо Него человеком. Даже сам человек не знает собственной несостоятельности, однако Бог проложил для человека новый путь и пришел ввести человека в новый, более прекрасный мир, так что человечество сделало новый шаг вперед и обрело новое начало. То, что испытывают по отношению к Богу люди, — это не восхищение, или, скорее, не только восхищение. Самое глубокое их переживание — это благоговейный трепет и любовь; они чувствуют, что Бог действительно чудесен. Он делает работу, на которую человек не способен, и говорит то, о чем человек не способен сказать. Люди, пережившие Божью работу, всегда испытывают чувства, которые невозможно описать. Люди, имеющие достаточно глубокий опыт, могут понять Божью любовь, почувствовать Его красоту и то, что Его работа так мудра, так чудесна, а потому наделяет их бесконечной силой. Это не страх, не любовь или уважение от случая к случаю, а глубокое ощущение Божьего сострадания и терпимости по отношению к человеку. Однако люди, имеющие опыт Его обличения и суда, чувствуют Его величие и то, что Он не терпит оскорблений. Даже те, кто много испытал на собственном опыте Его работу, неспособны постигнуть Его; все, кто истинно благоговеет перед Богом, знают, что Его работа несопоставима с человеческими представлениями, но всегда им противопоставляется. Ему не нужно от людей абсолютное восхищение или притворная покорность — они должны достигнуть истинного благоговения и истинной покорности. В столь многом из Его работы всякий, кто переживает истинный опыт, испытывает пред Ним благоговение, которое превыше восхищения. Благодаря Его работе обличения и суда люди увидели Его характер и, следовательно, исполнились в сердцах своих благоговения пред Ним. Бог подразумевает необходимость благоговения и послушания, поскольку Его сущность и Его характер не таковы, как сущность и характер творения и превосходят их. Бог, самосущий и вечный, является несотворенным, и только Бог достоин благоговения и послушания; человек на это претендовать не вправе.

(Слово, том I. Божье явление и работа. Работа Бога и работа человека)

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

Добавить комментарий

Свяжитесь с нами через Messenger