Бог ведет меня к победе над жестокостью демонов

14 декабря 2019 г.

Ван Хуа, провинция Хэнань

Мы с дочерью — христианки, принадлежащие к Церкви Всемогущего Бога. Во время следования за Богом мы с дочерью были арестованы КПК и приговорены к исправительным работам: я — к трем годам, а дочь — к одному году. Хотя КПК бесчеловечно преследовала меня и причиняла мне вред, каждый раз, когда я оказывалась в отчаянии и опасности, Бог был рядом, тайно присматривая за мной, защищая меня и открывая для меня выход. Именно слова Всемогущего Бога давали мне мужество и мотивацию продолжать жить, наставляли меня превозмогать мучения жестоких пыток и помогали мне выстоять в течение трех лет в этой адской тюрьме. В эпицентре невзгод я стала свидетелем любви и спасения Всемогущего Бога и испытала власть и силу Божьих слов. Я чувствую себя удостоенной обрести столь многое и полна решимости неуклонно следовать за Богом и идти правильным путем в жизни.

До того, как поверить в Бога, я вела бизнес. У меня неплохо получалось, и я заработала приличную сумму денег. Но, занимаясь поиском средств к существованию, я также сполна испытала превратности судьбы. Изо дня в день мне приходилось не только ломать голову над тем, как заработать деньги, но и разбираться с разного рода проверками из всевозможных государственных ведомств. Весь день мне приходилось вести неискренние разговоры и пускать пыль в глаза во взаимоотношениях с другими людьми. Я чувствовала, что такой образ жизни и болезнен, и изнурителен, но у меня не было другого выхода. Дойдя до эмоционального и физического истощения от работы, я приняла Евангелие последних дней Всемогущего Бога. Я видела, что слова, высказанные Всемогущим Богом, открывают тайны жизни и разоблачают источник всей боли человечества, а также истину развращения человечества сатаной. Еще они показывают человеку путь света, по которому следует идти всю жизнь, и мое сердце сразу же приняло Божьи слова. Я была уверена всем сердцем, что это работа истинного Бога и что вера в Бога — это единственный верный путь по жизни. Я чувствовала, что мне так повезло иметь возможность принять Божий труд последних дней, и думала обо всех людях в мире, которые были такими же, как я, которые жили пустой жизнью, которые не могли найти направление в своей жизни и которые нуждались в спасении Всемогущего Бога последних дней. Поэтому я хотела проповедовать Евангелие последних дней большему числу искателей истины, чтобы еще больше людей смогли достичь Божьего спасения. Движимая Божьей любовью, всякий раз, говоря о Божьей работе или Его спасении, я не могла остановиться и могла убедить некоторых истинных искателей истины, проповедуя им, — я была в восторге. В то время моя дочь только что окончила среднюю школу. Она видела, какой счастливой я стала, начав следовать за Всемогущим Богом. Также она видела, что все братья и сестры, приходившие в наш дом, были чисты и добры, что все собирались вместе, чтобы открыто говорить, петь гимны, танцевать, и что там всегда присутствовала невероятно добрая и радостная энергия. Поэтому она начала жаждать этой жизни и очень хотела верить в Бога и следовать за Ним. С тех пор мы днем занимались своим бизнесом, а ночью вместе молились, вместе читали Божьи слова, вместе разучивали гимны и беседовали о своем понимании Божьих слов. Наша жизнь была наполнена радостью.

Как раз тогда, когда мы чувствовали себя наиболее погруженными в Божью любовь и согретыми ею, неожиданно нас обеих настигла демоническая рука КПК, причинив нам кошмарную, душераздирающую боль — этого момента я никогда не забуду. Это было 7 декабря 2007 года, дочь дома занималась стиркой, а я как раз собиралась пойти исполнять свой долг для церкви, когда внезапно ворвались пять или шесть полицейских в штатском. Один из них закричал: «Вы — верующие во Всемогущего Бога! И, более того, вы ходите и проповедуете другим!» Затем он указал на мою дочь и сказал двум другим полицейским: «Сначала заберите ее!» И они немедленно увели мою дочь. Оставшиеся полицейские стали тщательно обыскивать мой дом, рыться в коробках и сундуках и даже проверять все карманы нашей одежды. Кровати и пол мгновенно покрылись слоем перерытых вещей, и они даже топтались по всем кроватям своими кожаными башмаками. В конце концов, они взяли книги Божьих слов, несколько дисков, два CD-плеера, два MP3-плеера, 2000 юаней наличными и пару золотых сережек. Затем они толкнули меня и посадили в полицейскую машину. Я спрашивала их, призывая к ответу: «Какой закон мы нарушили, веруя в Бога? Почему вы арестовываете нас?» К моему удивлению, они нагло заявили перед всеми людьми, наблюдающими за этим: «Ловить вас, верующих в Бога — наша специализация!» Я был возмущена. Они не были «народной полицией». Они были просто шайкой бандитов, хулиганов и преступников, перед которыми была поставлена особая задача расправляться с праведными!

Когда мы прибыли в Бюро общественной безопасности, на меня надели наручники и отвели в допросную. Видя, как свирепо они выглядели, я не могла не испугаться и подумала: «Теперь, когда я попала в руки этих бесов, и они нашли так много книг Божьих слов и дисков у меня дома, то, конечно же, не отпустят меня сейчас. Если я не выдержу их пыток и стану Иудой, то навсегда прославлюсь как изменница, предавшая Бога!» Я молча помолилась Богу в своем сердце, прося Его защитить и направить меня. И тогда я подумала о Божьих словах, которые гласят: «Я больше не буду проявлять милосердие к тем, кто не проявил ни капли верности Мне во времена бедствий, поскольку Моё милосердие простирается лишь до сего момента. Вдобавок у Меня нет симпатии к тем, кто хоть раз предал Меня, а с теми, кто распродаёт интересы друзей, у Меня и подавно нет желания объединяться. Таков Мой характер, вне зависимости от того, кем может быть тот или иной человек» («Тебе надлежит подготовиться к своему предназначению достаточным количеством добрых дел» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова позволили мне понять, что Его праведный характер не терпит оскорблений, и что Бог не любит тех, кто Его предает. Затем я вспомнила о Божьих словах, в которых говорится: «Пребывающие во власти со стороны могут казаться устрашающими, но не бойтесь, ибо это происходит потому, что в вас мало веры. Как только вера ваша возрастет, ничто не будет слишком сложным» (Глава 75, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). «Да, — подумала я. — Я не должна их бояться. Как бы ни была страшна эта шайка злобных полицейских, они все еще в руках Бога и без Его разрешения не могут повредить и волоска на моей голове, как бы ужасны они ни были». Божьи слова дали мне веру и мужество, и поэтому я приняла решение перед Богом: «О Боже! Пришло время Тебе испытать меня. Я желаю оставаться твердой в свидетельстве о Тебе и клянусь своей жизнью никогда не стать Иудой». После молитвы мое сердце успокоилось. В тот момент один из злобных полицейских, который казался лидером среди них, отругал меня: «Ты глупая женщина! Из всего, что ты могла бы сделать, тебе, конечно, понадобилось заставить дочь тоже поверить в Бога, не так ли? Она красавица, та самая. Она могла бы зарабатывать десятки тысяч юаней в год, продавая себя богачам, а она верит в Бога как дура! Теперь скажи нам, когда ты начала верить в Бога? Кто втянул тебя в это? Где ты взяла эти книги?» Слушая, как он трепет языком, я разъярилась. Я не могла поверить, что якобы достойный государственный служащий может говорить такие отвратительные и непристойные вещи! В их глазах продажа своего тела — это хорошо, и они даже поощряют людей идти и совершать такие безнравственные поступки. А нас, верующих в Бога, поклоняющихся Ему и стремящихся быть честными людьми, клеймят как преступников, которые поступают незаконно, и мы становимся мишенью жестоких репрессий и арестов. Действуя таким образом, разве они не поддерживают зло, не подавляют добро и не душат справедливость? Коммунистическая партия Китая настолько порочна и развращена! Видя, как упорно они продолжают говорить такую чушь и глухи ко всем разумным доводам, я знала, что их никак не заставить одуматься, и поэтому держала рот на замке. Когда они увидели, что я отказываюсь говорить, то отконвоировали меня обратно до полицейской машины и угрожали мне: «Мы нашли столько улик в твоем доме, что если не будешь себя хорошо вести и не расскажешь нам все, мы тебя расстреляем!» Услышав от них такое, я не могла не прийти в ужас и подумала: «Эти люди способны на все. Если они действительно пристрелят меня, то я больше никогда не увижу свою дочь». Чем больше я об этом думала, тем больше страдала и постоянно призывала Бога в душе, прося Его защитить мое сердце и избавить меня от страха и опасений, которые у меня были. И тогда мне на ум пришли Божьи слова: «Из всего, что происходит во вселенной, нет ничего, где бы Я не имел последнего слова. Что существует такое, что не в Моих руках?» (Глава 1, «Слова Бога ко всей вселенной» в книге «Слово является во плоти»). «Вера подобна мосту из одного бревна. Униженно цепляющимся за жизнь будет трудно пройти его, но те, кто готов пожертвовать собой, могут перейти его без волнений. Если мысли наши робкие и боязливые, нас дурачит сатана, который боится, что мы пересечем мост веры, чтобы войти в Бога» (Глава 6, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Тут же все стало ясно. Я подумала: «Да. Моя жизнь и жизнь моей дочери пребывают в руках Бога, и за Ним последнее слово касательно того, будем мы жить или умрем. Эти демоны сатаны не имеют никакого влияния на наши судьбы. Без Божьего разрешения никто не мог бы и подумать о том, чтобы лишить нас жизни. Сегодня сатана пытается использовать мое уязвимое место, чтобы угрожать мне и запугивать меня, надеясь сделать жертвой своего коварного плана и вынудить подчиниться ему. Но мне нельзя позволить ему одурачить себя. Умереть или жить — я готова повиноваться, ибо скорее умру, чем предам Бога». Думая так, я внезапно обнаружила в себе решимость сражаться с сатаной до самого конца и больше не чувствовала себя неуверенной или испуганной.

Полицейские отвезли меня в следственный изолятор. Как только меня завели во двор, сотрудники исправительного заведения грубо обыскали меня и приказали снять обувь и одежду. Затем они заставили меня стоять около 30 минут во дворе в лютый холод. Мне было так холодно, что едва удавалось сохранять равновесие, все тело сильно дрожало, и зубы постоянно стучали. Увидев, что у меня ничего не нашли, одна из сотрудниц исправительного заведения отвела меня в камеру и натравила на меня смотрящую камеры и других заключенных, сказав: «Это верующая во Всемогущего Бога...» Не успела она это сказать, как заключенные навалились на меня и заставили спустить штаны до лодыжек, а затем снова надеть. Они заставляли меня делать это снова и снова, смеясь надо мной. После насмешек и оскорблений смотрящая заставила меня учиться делать вещи из куриного пухового пера. Но так как эта работа требовала определенных навыков и опыта, на второй день я все еще не освоила ее, и поэтому смотрящая взяла бамбуковую палку и стала жестоко бить меня по рукам. Меня били по рукам, пока они не онемели от боли, и я не могла даже удержать куриные перья вместе. Когда я наклонилась подобрать перья, упавшие на пол, смотрящая стала мне на руку и прижала ее ногой. Пальцы пронзила жгучая боль, будто их оторвали. Однако она со мной еще не закончила, взяв свою бамбуковую палку и несколько раз ударив меня ею по голове, пока у меня не закружилась голова и не помутилось в глазах. Наконец она жестоко сказала: «Твоим наказанием будет ночная смена сегодня вечером. Завтра тебя будут допрашивать полицейские, так что завтрашнюю работу тебе придется сделать сегодня. Если ты всю ее не сделаешь, завтра я заставлю тебя стоять всю ночь!» В тот момент я чувствовала себя невыразимо несчастной и подавленной. Я думала о том, как я уже не могла выносить этого, когда злобные полицейские объединились с заключенными, чтобы причинять мне такую боль, так как же я должна была пережить предстоящие дни? В бедственном положении я рыдала от несправедливости всего этого, слезы текли по моему лицу, и я молча вверила себя Богу, рассказывая Ему о своих трудностях: «О Боже! Столкнувшись с издевательствами и мучениями, которым подвергла меня эта банда монстров, я чувствую себя такой одинокой, беспомощной и испуганной и не знаю, как пройду через это. Пожалуйста, веди меня и дай мне быть сильной». После молитвы Бог побудил меня подумать об отрывке из Его слов, чтобы просветить: «Те, кого Бог относит к победителям, это люди, которые до сих пор способны быть твердыми, сохраняют свою убежденность и свою посвященность Богу, пребывая под влиянием сатаны, будучи осажденным сатаной, то есть когда находятся в пределах сил тьмы. Если ты по-прежнему в состоянии сохранять чистоту своего сердца и свою истинную любовь к Богу, невзирая ни на что, ты остаешься твердым в свидетельстве перед Богом, и это то, что Бог называет „быть победителем“» («Тебе полагается сохранять свою посвященность Богу» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова принесли мне огромное утешение и дали возможность понять Божью волю. Бог использует осаду и преследование сатаны, чтобы сделать человека совершенным, чтобы дать ему возможность избежать влияния сатаны, дабы мы могли быть обращены Богом в победителей и войти в Его Царство. В этой темной и злобной стране, находящейся под управлением КПК, людям разрешается идти только по пути зла, а не по правильному пути. Этим КПК преследует цель настолько развратить людей, чтобы они больше не могли отличать добро от зла или правильное от неправильного, заставить людей отстаивать порочность и отрекаться от справедливости, пока они, наконец, не погибнут вместе с ней за противление Богу. Только не сдаваясь, будучи со всех сторон осажденным темным влиянием, держась за свою веру, преданность и любовь перед Богом и оставаясь твердым в свидетельстве о Нем, человек может стать подлинным победителем, и только поступая так, он может посрамить сатану и позволить Богу обрести славу. Затем я помолилась Богу: «О Боже! Ты используешь этих демонов сатаны в Своем служении, чтобы испытать мою веру и дать мне шанс свидетельствовать о Тебе. Поступая так, Ты возвышаешь меня, и я верю, что все, происходящее со мной сейчас, спланировано Тобой, и что Ты втайне все тщательно рассматриваешь. Я хочу оставаться твердой в свидетельстве о Тебе и угодить Тебе в этом испытании. Я лишь прошу Тебя дать мне веру, силу и решимость переносить страдания, чтобы, с какими бы муками я ни столкнулась, я не пала и не сбилась с пути!»

В 9 часов утра третьего дня полицейские отвели меня в допросную. Размахивая мобильным телефоном моей дочери, они начали допрашивать меня. «Сообщения на этом телефоне были отправлены тобой. Ты сообщила дочери, что собираешься купить дом, так что, похоже, у тебя нет недостатка в наличных». Эти злобные полицейские были действительно отвратительны — они пустили в ход все средства в своем стремлении выжать из меня все до копейки. Я ответила: «Я просто шутила с ней». Выражение полицейского резко изменилось, и, взяв блокнот, он начал яростно хлестать меня им по голове и по лицу, пока у меня не закружилась голова, а лицо не стало гореть от боли. Сквозь зубы он сказал: «Скажи нам! Где твои деньги? Если ты нам все не расскажешь, мы вытащим тебя отсюда и расстреляем! Или же тебя посадят в тюрьму на восемь-десять лет!» Я сказала, что ничего не знаю. Высокий внушительный полицейский разозлился, бросился на меня и, схватив за спину, швырнул на пол так, что я пролетела пару метров. Затем он начал зверски пинать меня по голове, спине и ногам, приговаривая: «Вот что получаешь, если не признаёшься! Ты говоришь, что ничего не знаешь, но тебе поверит только дурак! Если не скажешь нам то, что мы хотим знать, то я забью тебя до смерти в этот же день!» Я скрипела зубами и терпела боль, в душе постоянно взывая к Богу: «О Боже! Эти бесы такие злые. Пожалуйста, дай мне сил выдержать их побои и защити меня, чтобы я могла оставаться твердой в свидетельстве о Тебе». И тогда я подумала о Божьих словах, в которых говорится: «Добрые воины Христовы должны быть смелыми и полагаться на Меня, чтобы быть духовно сильными; они должны биться, чтобы стать воинами, и сражаться с сатаной насмерть» (Глава 12, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). «Если в тебе осталась лишь толика дыханья, Бог не попустит тебе умереть» (Глава 6, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова дали мне веру, силу и мужество преодолеть хватку смерти. В тот момент я почувствовала Божью любовь и увидела, что Бог всегда был рядом со мной. Я подумала: «Чем больше вы меня бьете, тем больше я вижу ваше истинное лицо врагов Бога. Даже если мне предстоит умереть, я никогда не сдамся вам. Если вы думаете, что я когда-нибудь предам Бога, подумайте хорошенько!» После этих мыслей я сразу же почувствовала, как мое тело расслабилось. Тем утром они чередовали побои с допросами, а днем заставили стоять на коленях на твердом ледяном полу. Они мучили меня весь день до наступления темноты, и в конце концов избили так сильно, что все тело невыносимо болело, и не было сил стоять. Они видели, что, допрашивая, ничего не могут из меня вытащить, поэтому отконвоировали меня обратно в следственный изолятор.

В следственном изоляторе бессердечная сотрудница исправительного заведения никогда не давала мне достаточно еды, но перегружала меня работой. Она заставляла меня работать более 15 часов каждый день, и если я не выполняла всю работу, то велела смотрящей мучить меня. Поскольку я только начала выполнять эту работу и медленно справлялась с ней, смотрящая брала стальной молоток, который я использовала в работе, и била меня им по голове. На голове тут же возникала большая шишка, после чего она пинала и била меня, пока все тело не начинало невыносимо болеть, а изо рта не шла кровь. Подвергаясь таким жестоким пыткам, я не могла не думать о дочери. С тех пор как ее арестовали, я понятия не имела, каким пыткам ее подвергают злобные демоны, не говоря уже о том, как у нее были дела в тюрьме. В тот самый момент я услышала резкий крик из соседней мужской камеры, и одна из женщин в моей камере сказала: «Здесь убить человека — как комара прихлопнуть. Один из мужчин-заключенных не выдержал пыток и убежал на холмы за тюрьмой. Когда полицейские нашли его, то избили до смерти, а его семье сказали, что он покончил с собой. Вот так все и скрыли». Эта история привела меня в ужас, и я стала еще больше беспокоиться о дочери. Ей только исполнилось 19 лет, и за всю жизнь ей никогда не приходилось страдать, тем более испытывать такие трудности. Эти бесы, которые могли убить человека, не моргнув глазом, были способны на любые отвратительные поступки, которые только можно вообразить, и я не знала, сможет ли дочь выдержать их пытки и жестокость. Из-за того, что я понятия не имела, жива моя дочь или мертва, я испытывала глубокую душевную боль, и даже ночью во сне видела ужасные сцены того, как ее пытали те демоны. Я часто просыпалась в холодном поту от этих снов, а потом была так расстроена, что не могла уснуть всю ночь напролет.

На следующий день сотрудница исправительного заведения нашла какой-то предлог сказать, что я недостаточно усердно работала, и ударила меня по лицу вообще безо всякой причины. Она ударила меня так сильно, что лицо запылало, и в ушах зазвенело. Но ей этого было мало, так что она накричала на меня: «Я не верю, что мы не можем тебя здесь исправить, так что я дам тебе попробовать ужасную „железную деву“!» Затем она отдала приказ, и еще пять или шесть человек пришли и остригли мне столько волос, что я перестала быть похожа на себя. Затем они держали меня на полу и заставили надеть самый ужасный инструмент пыток во всей тюрьме — «железную деву». Они надели железное кольцо мне на голову и по одному на каждую руку и каждую ногу. Все кольца были соединены между собой железными прутьями. Когда всю меня сковали этими орудиями пыток, я не могла даже стоять, а должна была прислоняться к стене. Тюремная надзирательница заставляла меня носить эти орудия пыток каждый день с 5 утра до полуночи (мне приходилось стоять все 19 часов) и приказывала смотрящей: «Следи за ней. Если она попытается заснуть, пни ее!» После этого смотрящая каждый день следила за мной и не давала ни на секунду закрыть глаза. Поскольку эти кольца были сделаны из железа и находились по всему телу, мне казалось, что они перекрывают мне кровообращение. Закончилось тем, что я была совершенно не в состоянии держать глаза открытыми, поэтому смотрящая проклинала меня и один раз пнула. Все мое тело начало дрожать, и я с трудом переносила боль. Когда приходило время спать ночью, четверо заключенных поднимали меня на большой доске, на которой я работала днем, а на следующее утро приходили и опускали обратно. В те несколько дней на улице была ужасная метель, и погода была необычайно холодной. Чтобы мучить меня, ненавистная сотрудница исправительного заведения заставила меня носить эти железные кольца семь дней и семь ночей. Я не могла есть, пить и ходить в туалет самостоятельно. Когда мне нужно было в туалет, другим заключенным, не успевшим закончить свою работу, приходилось помогать мне. Все заключенные были заняты каждый день, и поэтому всякий раз, когда они кормили меня, делали это небрежно и очень редко давали мне пить воду. Я действительно страдала от голода и холода, и каждый день тянулся бесконечно долго. Ранним утром, когда меня спускали с большой доски, я чувствовала себя невероятно измученной, не зная, как смогу пережить еще один день. Я с нетерпением ждала только наступления ночи, и меня бы устроило, если бы солнце больше никогда не взошло. Поскольку железные кольца были такими тяжелыми, на второй день их ношения мои руки распухли и стали черно-фиолетовыми, а кожа выглядела так, будто вот-вот лопнет. Все мое тело распухло, как воздушный шар, и отечность не сошла полностью даже спустя десять месяцев. Тогда я испытывала такие мучения, что смерть казалась предпочтительнее жизни, и я была на пределе своей способности переносить боль. И поэтому я умоляла Бога в молитве: «О Боже! Я правда не вынесу этих мучений. Я не хочу жить, но и умереть я не могу. Я просто прошу Тебя забрать мою жизнь, ибо не хочу больше жить ни минуты». Обращаясь к Богу с этой неразумной просьбой, желая умереть, чтобы избавиться от боли, я вспомнила Божьи слова, которые гласят: «Сегодня большинство людей не осознает этого. Они верят в то, что страдание не имеет ценности... Страдание некоторых людей достигло определенной точки, и их мысли обращаются к смерти. Это не истинная любовь к Богу; такие люди — трусы, у них нет стойкости, они слабы и бессильны!.. А значит, в эти последние дни вы должны свидетельствовать о Боге. Неважно, сколь велико ваше страдание, вы должны продолжать действовать до самого конца, и даже на последнем издыхании вы все равно должны быть преданы Богу, должны быть подвластны Богу. Только это и есть истинная любовь к Богу, и только это и есть твердое и громкое свидетельство» («Только переживая тяжелые испытания, можно познать красоту Бога» в книге «Слово является во плоти»). «Будучи сотворенным существом, вы должны прилагать усилия во имя Бога и переносить все страдания. Вам следует радостно и с уверенностью принимать те небольшие страдания, которым вы подвергаетесь сегодня, и жить полной смысла жизнью, подобно Иову, подобно Петру... Вы являетесь такими людьми, кто стремится к истинному пути, кто ищет улучшения. Вы являетесь такими людьми, которые поднимаются среди нации большого красного дракона, теми, кого Бог называет праведниками. Разве не это есть наиболее осмысленная жизнь?» («Практика (2)» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова упали на мое пересохшее сердце, как сладкая роса. «Да, — подумала я. — Это тот момент, когда Богу нужно, чтобы я свидетельствовала о Нем. Если я умру из-за нежелания мучиться от боли, разве это не сделает меня трусихой? Хотя сейчас я испытываю жестокость и мучения в руках этих бесов, разве возможность свидетельствовать о Боге и быть Им названной праведной — не самое важное и ценное? Я следовала за Богом все эти годы и получала от Него столько благодати и благословений, так что сегодня я должна свидетельствовать о Боге перед сатаной — для меня это честь. Я буду цепляться за жизнь, как бы сильно ни страдала и как бы тяжело ни было, чтобы угодить Божьему сердцу». Божьи слова пробудили и мое сердце, и мой дух и позволили мне понять Его волю. Я больше не хотела умирать, вместо этого я просто хотела вытерпеть любую боль и подчиниться Божьему планированию и обустройству. Наконец семь дней и ночей физического наказания подошли к концу. Меня запытали почти до смерти, кожа на пятках стерлась, а вокруг рта отшелушивалась слой за слоем. Позже я услышала, как заключенный мужчина в соседней камере сказал: «Под пытками умер сильный и крепкий мужчина тридцати с лишним лет». Услышав это, я не прекращала благодарить Бога в своем сердце, так как знала, что выжила не только потому, что мне повезло, но и потому, что Бог меня направлял и защищал. Именно Божьи слова, наполненные жизненной силой, поддерживали меня, иначе, учитывая мое хрупкое женское телосложение, я бы давно умерла от этих пыток.

Пройдя через эти жестокие пытки, я действительно стала свидетелем всемогущества Бога и, более того, осознала, насколько я бессильна. Во время этого испытания я не могла даже позаботиться о себе, но все же беспокоилась о том, сможет ли моя дочь остаться твердой в свидетельстве, — разве я не тревожилась только о том, что существовало лишь в моем воображении? Судьба моей дочери была в руках Бога, и мое беспокойство о ней ничем не могло ей помочь. Оно лишь дало сатане возможность добраться до меня и сделало меня уязвимой для его обмана и вреда. Все спланировано и обустроено Богом, и тогда я знала, что должна была вверить свою дочь Богу и рассчитывать на Него, веря, что как бы Бог ни вел меня через эти невзгоды, в это ужасное время Он также будет вести и мою дочь. Так что я помолилась Богу и подумала о Божьих словах, которые говорят: «Почему бы тебе не отдать их в Мои руки? Разве ты не достаточно веришь в Меня? Или ты боишься, что Я предприму ненадлежащие меры? Почему ты всегда скучаешь по дому? И по другим людям! Занимаю ли Я определенное место в твоем сердце?» (Глава 59, «Слова Христа в начале эпохи» в книге «Слово является во плоти»). Божьи слова исправили мое состояние. «Верно, — подумала я. — Все тяготы, через которые люди проходят, и боль, которую они испытывают, предопределены Богом. Бог позволил, чтобы страдания, через которые проходит моя дочь, пали на нее. Хотя я могу не понимать этого и не знаю, что с ней происходит, за всем этим точно стоит Божья любовь, ибо любовь Бога к человеку — самая настоящая, самая истинная любовь. Я хочу вверить свою дочь Богу, чтобы Он повелевал ею и обустраивал все для нее, и готова подчиниться всему, что исходит от Него». Как только я отпустила все эти вещи и захотела подчиниться Божьему планированию, я увидела свою дочь в суде. Она тайком сказала мне, что Бог направлял ее для преодоления некоторых трудностей и пыток и что она была свидетелем Божьих благословений: Он сподвиг некоторых состоятельных заключенных помочь ей — одни давали ей одежду, другие покупали еду и напитки; когда смотрящая под каким-то надуманным предлогом стала придираться к ней, кто-то встал на ее защиту. Это лишь некоторые из благословений, дарованных Богом моей дочери в тюрьме. Благодаря этому опыту дочь немного поняла Божий чудесный и мудрый труд и осознала, что Божью любовь невозможно выразить словами. Я была очень рада услышать это от нее, и мои глаза наполнились слезами благодарности Богу. В своей дочери я снова увидела всемогущее всевластие и чудесные дела Божьи, и поняла, что Бог всегда направлял и защищал нас обеих, чтобы мы могли пройти через эти невзгоды и гонения. Таким образом моя вера в Бога укрепилась еще больше.

В последующие дни сотрудница исправительного заведения не обращала никакого внимания на то, что мое тело опухло и болело, но продолжала заставлять меня работать. Вскоре я настолько вымоталась, что получила множество новых травм в дополнение к уже существующим, а поясница болела так сильно, что я не могла встать прямо. Как только я двигалась или поворачивалась, тут же ощущала стреляющую боль во всех костях и суставах своего тела, как будто все их рвали на части, так что мне стало трудно засыпать по ночам. Несмотря на это, сотрудница исправительного заведения все еще не оставляла меня в покое, а вместо этого заставляла смотрящую издеваться надо мной при любой возможности. Поскольку у меня не было денег, чтобы купить ей что-нибудь поесть, смотрящая жестоко пинала меня по нижней части тела, от чего я инстинктивно уворачивалась и пыталась спрятаться. Ее разочарование перерастало в ярость, и она с упоением пинала и топтала меня. Так как в пище, которую мы ели, не было масла, у меня часто были запоры, и если я долго сидела в туалете, они ругали и наказывали меня, заставляя выносить туалетное ведро более десяти дней. Они находили любую произвольную причину, чтобы наказать меня, заставляя отрабатывать чужие смены и дежурить всю ночь. Они также сказали, что я использовала слишком много сырья, выполняя работу, и поэтому оштрафовали меня на 50 юаней. Сотрудница исправительного заведения воспользовалась возможностью, чтобы отвести меня в офис, и попыталась соблазнить: «Если ты скажешь мне, с кем еще верила в Бога, я попрошу председателя суда уменьшить твой приговор, и мы не будем штрафовать тебя на эти 50 юаней». У этих злобных полицейских было припасено так много коварных планов, они чередовали мягкую и жесткую тактику и пробовали всевозможные стратегии, чтобы заставить меня предать Бога, но все напрасно! Я отказалась от ее предложения.

25 августа 2008 года КПК предъявила мне обвинение во «вступлении в нетрадиционную религиозную секту и препятствовании обеспечению правопорядка» и приговорила к трем годам исправительных работ. Затем они отконвоировали меня в женский трудовой лагерь провинции для отбывания наказания. Моя дочь была приговорена к одному году исправительных работ с отбыванием наказания в местном изоляторе временного содержания.

После двух недель пребывания в тюрьме тюремные надзиратели решили разделить заключенных на разные рабочие группы. Я слышала, что пожилые заключенные выполняли немного более легкую работу, и думала о том, как сильно мое тело было повреждено и почти уничтожено в следственном изоляторе, и о том, что у меня больше не было сил для тяжелой физической работы. Я молилась об этом Богу, прося Его открыть мне путь. Если бы Ему действительно было нужно, чтобы я продолжала находиться в такой ситуации, то я была готова повиноваться. Благодарение Богу, что услышал мою молитву, ведь меня, конечно же, отправили в рабочую группу пожилых заключенных. Все остальные говорили, что это было неслыханно, но в душе я прекрасно знала, что все это было спланировано Богом и что Он проявлял сострадание к моей слабости. В группе пожилых заключенных тюремные надзиратели говорили очень мило: «Тому, кто усердно трудится и прилагает большие усилия, уменьшат срок наказания. Мы никому не будем давать преференций...» Я поверила им, когда они так сказали, считая, что надзиратели здесь немного лучше, чем сотрудники исправительного заведения в следственном изоляторе. Поэтому я с головой окунулась в работу и в конце концов вошла в десятку самых продуктивных работников из почти 300 человек. Однако когда пришло время огласить список людей, чьи сроки наказания должны были быть сокращены, тюремные надзиратели договорились об этом только для тех, кто любил драться и покупал им подарки — мой срок наказания не был уменьшен ни на один день. Одна заключенная работала до изнеможения, чтобы добиться сокращения срока наказания, но, к ее удивлению, тюремные надзиратели только сказали: «Таких способных как ты мы должны держать здесь всю жизнь!» Когда я услышала это, то возненавидела себя за свою глупость, за непонимание жестокой и бесчеловечной сущности КПК и за то, что я попалась на их ложь. В сущности, Бог уже давно сказал: «Над родом человеческим сгущаются тучи, небо становится мрачным и пасмурным, без единого ясного проблеска, и мир человеческий ввергнут в непроглядную тьму, так что живущий в нем не может разглядеть даже свою вытянутую перед собой руку, как не может разглядеть он и солнце, когда поднимает голову» («Что значит быть настоящим человеком» в книге «Слово является во плоти»). Сравнивая откровения Божьих слов с фактами действительности, я, наконец, увидела, что КПК — это не что иное, как тьма и грязь с самого верха до самого низа, и она не имеет и тени честности или справедливости. Эти злобные полицейские могли только мошенничать и дурачить людей ложью и были просто неспособны обращаться с нами как с людьми. Для них заключенные были не чем иным, как инструментом зарабатывания денег — чем более способными были заключенные, тем меньше была вероятность того, что им сократят срок наказания. Тюремные надзиратели хотели, чтобы люди постоянно предоставляли им услуги и работали как лошади, дабы они могли зарабатывать на них еще больше. Для увеличения производительности труда злобные полицейские даже не разрешали нам пользоваться туалетом, и несколько раз я просто не могла вытерпеть и обмочила штаны. Поскольку я выделялась большой производительностью работы, основная рабочая группа организовала мой перевод в качестве «передовика». Я уже ясно видела их уродливые лица и знала, что если меня переведут, то, несомненно, будут оказывать на меня большее давление, заставляя работать еще больше. Я боялась, что меня переведут, и поэтому постоянно взывала к Богу: «О Боже! Я знаю, что это ловушка, которую демоны устроили для меня, но ее не избежать. Пожалуйста, открой мне выход». К моему удивлению, после этой молитвы, несмотря на жаркую погоду, мои руки похолодели, а пальцы свело и они посинели. Сотрудница исправительного учреждения по основной рабочей группе сказала, что я притворяюсь, и заставила двух других отнести меня наверх на работу. Я могла лишь отчаянно взывать к Богу, в результате чего я упала с третьего этажа на второй. Увидев это, они испугались и вернули меня в рабочую группу пожилых. После этого я поняла, что мое тело на самом деле совсем не пострадало, — я снова стала свидетелем того, как Бог защищал меня.

В тюрьме верующих во Всемогущего Бога называют политзаключенными, а бесы КПК все время следят за нами, значит, мы даже не имеем права говорить. Если бы я заговорила с кем-нибудь, тюремные надзиратели увидели бы нас, а затем спросили бы, о чем мы говорили. Ночью они заставили смотрящую следить за мной, чтобы узнать, обсуждаю ли я с другими людьми вопросы веры. Всякий раз, когда кто-либо из членов моей семьи приходил навестить меня, тюремные надзиратели заставляли меня учиться произносить оскорбительные для Бога фразы, а если я не говорила их, то они намеренно прерывали мои разговоры с семьей (это означало, что у меня было меньше времени на общение с ними). Зная, что такие слова оскорбят Бога, всякий раз, попадая в такую ситуацию, я молча молилась Богу и говорила: «О Боже! Это сатана пытается искушать меня. Пожалуйста, защити меня и не дай сказать ничего, что могло бы оскорбить Твой характер». Поскольку я никогда не говорила ничего, что они хотели услышать от меня, тюремные надзиратели в конце концов ничего не могли с этим поделать.

Три года тюрьмы позволили мне четко увидеть истинное лицо КПК. Она действует по-одному, глядя людям в глаза, и по-другому — за их спиной; для внешнего мира она хвастается «свободой вероисповедания», но за кулисами всячески преследует и нарушает работу Бога, неистово арестовывает верующих в Бога, под пытками вырывает у них признание и жестоко издевается над ними. Она использует самые отвратительные средства, какие только можно представить, чтобы заставить людей отвергнуть Бога, предать Его и подчиниться ее деспотической власти, чтобы достичь своей отвратительной цели — поработить и контролировать людей во веки веков. Человечество было создано Богом и должно поклоняться Ему. И все же КПК делает все возможное, чтобы отогнать пришествие Бога, мешает людям верить в Бога, проповедовать Евангелие и свидетельствовать о Боге и тем самым полностью раскрывает свою порочную и противоречащую Небесам злую сущность. После этих гонений и несчастий, несмотря на то, что моя плоть страдала от боли, у меня нет ни жалоб, ни сожалений, ибо я так много получила от Бога. Когда я чувствовала себя слабой и бессильной, именно Бог снова и снова даровал мне веру и силу, давая возможность найти в себе решимость сражаться с сатаной до самого конца; когда я чувствовала скорбь и уныние, грусть и отчаяние, именно Бог использовал Свои слова, чтобы утешить и ободрить меня; когда я была на волосок от смерти, именно слова Бога давали мне мотивацию выжить и мужество продолжать жить; когда я была в опасности, Бог протягивал Свою руку спасения как раз вовремя, защищая меня, помогая мне избежать опасности и приводя в безопасное место. Благодаря этому опыту я не только стала более ясно видеть противостоящую Богу сущность беса-сатаны, но и более глубоко и всецело ненавидеть ее, и в то же время я получила истинное представление как о чудесных делах Бога, так и о Божьих любви и спасении. Я пришла к настоящему пониманию доброты и смирения Христа и страданий, которые Он вынес, чтобы спасти человечество, а моя вера и любовь к Богу стали глубже.

Из-за того, что бесы КПК вбили клин между нами, мои друзья и семья отвергали и избегали меня после освобождения из тюрьмы. Но все мои братья и сестры в церкви ухаживали за мной, заботились обо мне и дали все необходимое, чтобы начать жизнь заново. Делая это, они дали мне такое ощущение тепла, которое мне было бы трудно найти в любом другом месте. Спасибо Господу, что спас меня: как бы тяжела ни была дорога дальше, я буду следовать за Богом до самого конца и стараться жить полноценной жизнью, чтобы воздать Ему за Его любовь.

Предыдущая статья: Когда мне было восемнадцать
Хотите обсудить, как встретить возвращение Господа, как очиститься от греха и другие подобные темы? Пожалуйста, связывайтесь с нами и вступайте в нашу онлайн-группу.
Свяжитесь с нами через Whatsapp
Свяжитесь с нами через Messenger

Похожие темы

Добавить комментарий