Спасение из пасти смерти

18 сентября 2020 г.

Всемогущий Бог говорит: «Бог всегда присутствует в сердце человека и во все времена живёт среди людей. Он — движущая сила жизни человека, основание человеческого существования и щедрый вклад в существование человека после его рождения. Бог побуждает человека родиться вновь и наделяет его способностью упорно жить в любой жизненной роли. Благодаря Его власти и неугасимой жизненной силе человек живёт из поколения в поколение, на протяжении которых сила Божьей жизни является главной опорой существования человека, за которое Бог заплатил такую цену, какую никогда не платил ни один обычный человек. Сила Божьей жизни может одолеть любую силу, более того, она превосходит любую силу. Его жизнь вечна, Его сила необычайна, и никакому сотворённому или врагу невозможно сокрушить Его жизненную силу. Божья жизненная сила существует и сияет ярким светом независимо от времени и места. Небеса и земля могут подвергнуться огромным изменениям, но Божья жизнь остаётся вовеки неизменной. Всё проходит, но Божья жизнь остаётся, ибо Бог — источник существования всего сущего и корень его существования» («Слово является во плоти»). Раньше, когда я читал этот отрывок, я понимал его только теоретически, а понять и оценить его по-настоящему никогда не мог. Впоследствии я был арестован и подвергся преследованиям и жестоким пыткам со стороны компартии Китая, и когда сатана сокрушал меня, именно Божьи слова раз за разом помогали мне вырваться из пасти смерти. Я видел чудные дела Божьи и на собственном опыте убедился, что власть Его слов превосходит все. Я обрел определенное понимание Бога, и вера моя возросла.

Это было в 2006 году, когда я в церкви отвечал за печатание книг Божьих слов. Помню, как-то раз во время доставки книг несколько братьев и сестер, ответственных за эту доставку, и водитель из типографии, которого мы наняли, были арестованы коммунистической полицией. Были конфискованы все десять тысяч экземпляров книги «Слово является во плоти», которые находились в той машине. Этот водитель выдал нас, так что еще с десяток братьев и сестер были арестованы. История эта вызвала волнения в двух провинциях, и тогда Центральный комитет взял дело под свой контроль. Позже коммунистические власти узнали, что я был церковным лидером, и дошли до того, что отрядили для расследования моей работы вооруженную милицию. В тот раз они конфисковали два автомобиля и один грузовик из типографии, с которой мы работали, а также изъяли там 65 500 юаней наличными. И еще более 3000 юаней отобрали у братьев и сестер, которые помогали нам с доставкой. После этого полиция дважды приходила обыскивать мой дом, каждый раз выламывая дверь. Они ломали и крушили все, что попадалось под руку, устраивали в доме сущее бедствие. В итоге меня коммунисты не арестовали, но зато задержали моих соседей и других людей, с которыми я был связан, пытаясь заставить их раскрыть мое местонахождение.

Чтобы избежать ареста и преследования со стороны компартии, мне ничего не оставалось, кроме как бежать к родственнику, жившему очень далеко. К моему удивлению, на третий вечер моего пребывания там полиция из моего родного города скоординировала действия с местной вооруженной милицией и уголовной полицией, и более сотни человек окружили дом моего родственника так плотно, что и муха не пролетела бы. Затем полиция ворвалась в дом. Не менее десятка полицейских нацелили пистолеты мне в голову, и один закричал: «Только дернись — и ты покойник!» Они навалились гурьбой, спеша надеть на меня наручники, выкручивая правую руку назад через плечо, а левую заламывая вверх за спиной. Надеть наручники никак не получалось, поэтому полицейский уперся ногой мне в спину, чтобы поднять мою руку, а затем они сковали мне наручниками запястья. Боль была невыносимой. Они нашли у меня и забрали 650 юаней, после чего стали допытываться, где церковные деньги, требуя, чтобы я все отдал. Это привело меня в ярость. Что же это за «народная полиция» такая? Я посещал собрания, читал Божьи слова и исполнял свой долг в вере, а они собрали такую огромную силу и проделали весь этот путь только для того, чтобы арестовать меня, и теперь хотели разграбить и присвоить церковные средства. Это была уже не шутка! Офицер, видя, что я молчу, подошел, дважды сильно ударил меня и пнул ногой, повалив на землю. Они принялись пинать меня ногами, как футбольный мяч. От боли я потерял сознание. Когда я пришел в себя, меня везли в полицейской машине обратно в мой родной город. В машине полицейские надели на меня тяжелые кандалы, один конец которых сковывал мне шею, а другой — ноги. Все, что я мог сделать — это свернуться калачиком, лицом вниз, и затем упереться грудью и головой, чтобы не упасть. Видя мое бедственное положение, Полицейские только смеялись надо мной и говорили всякие унизительные вещи. Я отлично понимал, что со мной так обращаются из-за моей веры во Всемогущего Бога. На ум мне пришел этот стих, сказанный Богом в Период Благодати: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел» (Ин. 15:18). Чем больше они унижали меня таким образом, тем яснее я видел их уродство и их сатанинскую, злобную природу, ненавидящую Бога. Я еще больше их возненавидел. В сердце своем я безостановочно взывал к Богу в молитве, умоляя Его защитить мое сердце, чтобы, с какой бы пыткой мне ни пришлось столкнуться, я мог бы остаться твердым в свидетельстве и посрамить сатану. После молитвы я вспомнил о следующих Божьих словах: Бог говорит: «Будьте безмятежны во Мне, потому что Я ваш Бог, ваш единственный Искупитель. Вы должны всегда усмирять свои сердца, жить во Мне. Я ваша скала, ваш покровитель» («Слово является во плоти»). Это правда. Все в человеке находится в пределах Божьего понимания и обустройства, и именно Бог имеет окончательное право решать, жить нам или умереть. Когда за мной стоит Всемогущий Бог, чего мне бояться? Мысль эта возродила мою веру, и я стал готов положиться на Бога, чтобы встретить ожидавшие меня жестокие пытки.

Не знаю, сколько раз я терял сознание от боли за восемнадцать с лишним часов пути. Я только помню, что был уже третий час ночи, когда меня привезли в следственный изолятор в моем родном городе. Казалось, что вся кровь в моем теле застыла. Мои руки и ноги распухли, окоченели и ничего не чувствовали, я вообще не мог ими пошевелить. Я слышал, как несколько офицеров говорили обо мне: «Помер, что ли?» После этого они дернули меня за кандалы и стащили вниз. Я почувствовал, как зубцы наручников впиваются глубоко в плоть, затем они грубо вытащили меня из машины и бросили на землю. От боли я потерял сознание. Вскоре после этого офицер пинками привел меня в чувство, а затем, не церемонясь, затащил в камеру смертников. На следующий день с десяток полицейских, все с пистолетами, забрали меня из следственного изолятора и отвезли в отдаленное место за городом. Там был огромный двор, окруженный высокими стенами. Он выглядел действительно надежно охраняемым. Его сторожили вооруженные полицейские, а знак на входе гласил: «База дрессировки полицейских собак». Оказавшись в помещении, я увидел разложенные там орудия пыток всех видов. От такого зрелища кровь застыла у меня в жилах. Сначала полицейские поставили меня посреди двора и приказали не двигаться. Они открыли клетку и выпустили из нее четырех свирепых псов, затем указали на меня и дали собакам команду: «Фас, убить!» Все четыре пса яростно бросились ко мне, от страха я быстро зажмурился. Я остолбенел, в ушах у меня звенело. В голове была только одна мысль: «Боже! Спаси меня! Спаси меня!» Я снова и снова взывал к Богу в сердце своем. Спустя некоторое время до меня вдруг дошло, что собаки просто кусают мою одежду и совсем не причинили мне вреда. А одна из собак, опершись мне на плечи, обнюхивала меня и облизывала лицо. Она тоже не причинила мне боли. Мне вдруг вспомнился библейский пророк Даниил. За то, что он поклонялся Богу, его бросили в ров львиный, но Бог был с ним. Он послал ангелов заградить пасть львам, поэтому голодные львы не причинили Даниилу вреда. Эта мысль придала мне еще больше веры. Я в самом деле почувствовал, что все в руках Божьих, и от Него зависело, выживу я или умру. Я подумал: «Если Бог позволит мне сегодня принять мученическую смерть за веру, для меня это будет честью, и я не буду роптать». Мысль о смерти меня не стесняла, и поскольку я был готов отдать жизнь, чтобы остаться твердым в свидетельстве о Боге, я увидел еще одно из чудных дел Божьих. Я слышал, как полицейские кричат: «Убить! Убить!» — но собаки просто подбежали, покусали мою одежду, обнюхали меня, облизали, а затем повернулись и убежали. Полиция остановила собак и попыталась заставить их вернуться и напасть на меня, собаки в панике бросились врассыпную, но так и не укусили меня. Полицейские были озадачены: «Так странно, что собаки его не кусают!» Услышав это, я вспомнил Божьи слова: «Сердце и дух человека находятся в руке Божьей, и вся человеческая жизнь проходит на глазах у Бога. Вне зависимости от того, веришь ли ты в это или нет, все сущее, все без исключения сущее, живое или мертвое, будет сменяться, изменяться, обновляться и исчезать в соответствии с Божьими намерениями. Именно так Бог правит всем сущим» («Слово является во плоти»). Бог, оставив меня целым и невредимым посреди своры полицейских собак, тайно защищал меня, показывая мне Свое всемогущество и Свои чудные дела. Моя вера в Бога возросла еще больше.

Видя, что все идет не так, как они надеялись, полицейские привели меня в комнату для пыток и за наручники подвесили к стене. Я мгновенно почувствовал пронзающую боль в запястьях, словно они хрустнули. Однако полицейские и не думали отдыхать, они стали избивать и пинать меня. Когда один из них выматывался, его сменял другой. Я был избит до полусмерти и потерял много крови. Наступил вечер, а они от меня все еще не отстали. Как только я хоть чуть-чуть смыкал глаза, они начинали бить меня дубинками, а один полицейский, ударив меня, сказал: «Когда кто-нибудь тебя вырубит, я приведу тебя в чувство тем же способом!» Услышал от него эти слова, я понял, что сатана пытается всевозможными жестокими пытками вынудить меня уступить, чтобы, когда я буду измучен до нервного срыва и уже не смогу ясно мыслить, они вытянули бы из меня информацию о церкви. Тогда они могли бы арестовать братьев и сестер и конфисковать церковные деньги. Терпя боль, я стиснул зубы, и сказал себе: «Даже если меня повесят, я никогда не сдамся сатане!» Так они мучили меня до самого рассвета следующего дня. Я чувствовал, что совершенно лишился сил, что смерть будет для меня облегчением , и я больше не могу держаться. В сердце своем я безостановочно взывал к Богу: «Боже! Моя плоть слаба, и я действительно больше не могу этого выносить. Пока я еще способен дышать, пока я все еще в сознании и начеку, умоляю тебя забрать мою душу. Я не стану иудой и не предам Тебя». После молитвы я вспомнил об этих Божьих словах: «Что поскольку на данном этапе Божьей работы Бог входит во плоть, более того — рождается в месте обитания большого красного дракона, то, приходя на землю в этот раз, Он еще в большей степени сталкивается с крайними опасностями. Он сталкивается с ножами, огнестрельным оружием и дубинками. Он сталкивается с искушением. Он сталкивается со смертоносного вида толпами. Он рискует быть убитым в любой момент» («Слово является во плоти»). Бог есть Создатель. Он так велик, так благороден. Дважды Он становился плотью, снося невероятное унижение, чтобы выразить истину и спасти человечество, постоянно подвергаясь травле и преследованиям сатаны, осуждаемый и отверженный религиозным миром, отвергнутый обоими поколениями. Божьи страдания были очень велики. Мысли о Божьей любви чрезвычайно взволновали меня, и я принял решение: «До тех пор, пока буду жив, я останусь твердым в свидетельстве и посрамлю сатану!» Видя, что долгое время я ничего не говорю и не прошу пощады, полицейские испугались, что забьют меня до смерти и не смогут представить свой отчет. Меня прекратили избивать, а просто еще на двое суток оставили висеть на стене.

В то время было очень холодно. Я был совсем легко одет, совершенно промок, и, вдобавок ко всему, уже несколько дней ничего не ел. Я чувствовал, что не смогу долго продержаться. Именно в этот момент полиция применила еще одну из своих уловок, вызвав психолога для того, чтобы попытаться повлиять на мои взгляды, промыть мне мозги. Психолог сказал: «Ты еще молодой, у тебя есть родители и собственные дети. С тех пор, как тебя арестовали, остальные верующие, включая вашего лидера, никак о тебе не побеспокоились. Не глупость ли с твоей стороны так сильно страдать из-за них?» Услышав эту ложь, я подумал: «Если бы мои братья и сестры пришли навестить меня, разве не попали бы они прямо в ловушку?» «Ты пытаешься обмануть и завлечь меня этими уловками, сыграть на моих отношениях с братьями и сестрами, чтобы я превратно понял Бога и стал обвинять и отвергать Его. Ничего у тебя не выйдет». Благодаря Божьей защите я распознал сатанинскую хитрость и не поддался на обман. Потерпев поражение, психолог покачал головой и сказал: «Этот парень безнадежен. Что бы мы ни делали, мы из него ничего не вытянем. Он будет стоять на своем». После этого он, все качая головой и чувствуя себя побежденным, удалился.

Однако, увидев, что более мягкий подход не сработал, полицейские тут же опять показали свое истинное лицо и подвесили меня еще на один день. К вечеру мне стало так холодно, что все тело била дрожь, а руки, казалось, вот-вот отвалятся. Боль была очень сильной. Сознание мое затуманилось, и я почувствовал, что не могу больше держаться. И в этот момент в комнату неожиданно ворвалась толпа полицейских, и у каждого была палка в метр длиной. Они стали яростно бить меня по коленям и лодыжкам, а другие — начали щипать меня. Мне было так больно, что я хотел умереть. В тот момент я буквально разваливался на части. Я больше уже не мог терпеть и стал плакать. У меня закралась мысль предать Бога. Я подумал, что, возможно, мог бы рассказать о собственной вере, если при этом не стану упоминать братьев и сестер. Увидев, что я плачу, полицейские опустили меня на землю. Мне позволили лежать, налили мне немного воды и дали короткую передышку. Они достали заранее приготовленные ручку и бумагу, настроившись записывать. И в тот момент, когда я все глубже погружался в сатанинское искушение, собираясь предать Бога, мне на ум вдруг отчетливо пришли следующие Божьи слова: «Я больше не буду проявлять милосердие к тем, кто не проявил ни капли верности Мне во времена бедствий, поскольку Моё милосердие простирается лишь до сего момента. Вдобавок у Меня нет симпатии к тем, кто хоть раз предал Меня, а с теми, кто распродаёт интересы друзей, у Меня и подавно нет желания объединяться. Таков Мой характер... любому, кто разбивает Мне сердце, в другой раз не будет пощады» («Слово является во плоти»). Это заставило меня осознать, что Божий характер не терпит оскорблений, и предавший Бога никогда не обретет Его милости. Разум мой внезапно прояснился, и я вспомнил Иуду, предавшего Господа Иисуса за тридцать сребренников. Неужели я действительно предал бы Бога ради минутного физического комфорта? Если бы не Божьи слова, вовремя направившие и просветившие меня, я, наверное, предал бы Бога и навсегда был бы осужден! Я тут же вспомнил строчку из гимна: «Пусть я расстанусь с жизнью, пусть кровь пролью, но стойкость Божьего народа мне нельзя утратить. Храня в сердце Божьи наставленья, я вознамерился посрамить сатану» («Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Я напевал это про себя и чувствовал, как возрастает моя вера. Моя жизнь и смерть были в Божьих руках, я знал, что должен повиноваться Его обустройству. Пока я еще дышу, я должен оставаться твердым в свидетельстве и не уступать бесам КПК!

Видя, что я просто неподвижно лежу на полу, они продолжали вкрадчиво уговаривать меня. Один из них сказал: «Стоит ли это всех этих страданий? Мы даем тебе шанс компенсировать свой проступок — рассказать нам все, что ты знаешь. Нам уже и так все известно, хоть говори, хоть молчи. У нас достаточно свидетелей и улик, чтобы предъявить тебе обвинение и вынести приговор». Видя, как они идут на любые ухищрения, чтобы заставить меня предать Бога и выдать других верующих, я не смог сдержать свою ярость и заорал на них: «Если вы все знаете, тогда нет нужды меня спрашивать. Даже если бы я все знал, я бы никогда вам не сказал!» Один полицейский сказал с раздражением: «Если ты сегодня не заговоришь, тебе конец. Даже не мечтай живым отсюда выйти!» Я ответил ему: «С тех пор как я попал к вам в руки, я и так не надеялся выбраться живым!» Разъяренный офицер пнул меня в живот. Ощущение было такое, словно меня выпотрошили. Они опять столпились вокруг меня и принялись пинать меня ногами и избивать. От боли я снова потерял сознание. Когда очнулся, я был подвешен так же, как и раньше, только на этот раз немного выше. Я чувствовал, как все мое тело распухло, я даже не мог говорить — но благодаря Божьей защите совсем не чувствовал боли. С наступлением вечера четверо полицейских остались присматривать за мной, и в конечном итоге все заснули где попало. Внезапно мои наручники сами по себе раскрылись, и я легко опустился на пол, словно что-то поддерживало меня снизу. Не испытай я этого на себе, никогда бы не поверил! Потом я вспомнил, как Петр был в темнице, и ангел Господень спас его. Тогда цепи просто упали с рук Петра, а дверь в его камеру открылась сама собой. Я не осмеливался поверить, что точно так же, как Петр, переживаю чудные дела Божьи. В этот момент я почувствовал, что действительно был возвышен и благословлен Богом! В невероятном волнении я бросился на колени перед Богом и вознес благодарственную молитву: «Боже! Благодарю Тебя за Твою милость и заботу обо мне. Столько раз сатана пытал меня так, что я был на волосок от смерти, и каждый раз Ты тайно защищал меня, позволяя мне увидеть Твое всемогущество и чудные дела Твои». Молитва невыразимо растрогала меня и согрела мне душу. Мне очень хотелось встать и уйти, но я не мог пошевелить ни руками, ни ногами, поэтому остался. Я проспал на полу до следующего дня, когда полицейские пинками разбудили меня. Потом злобные полицейские стали пытать меня новым способом. Меня перевели в другую комнату и посадили в «тигровое кресло», подключенное к электричеству. Шею и голову мне закрепили железными зажимами и сковали мне обе руки, так что я вообще не мог пошевелиться. Все, что я мог сделать, — это молча молиться Богу. В этот момент один из полицейских щелкнул рубильником, а остальные, человек десять, уставились на меня, чтобы полюбоваться, что со мной будет, когда меня ударит током. Они были потрясены, увидев, что я вообще никак не реагирую. Они проверили всю проводку, и какое-то время спустя, когда я все еще не реагировал, один из них сказал: «Неужели „тигровое кресло“ сломалось? Почему ток не проходит?» Недолго думая, он похлопал по мне рукой, и — бабах! — разряд отбросил его на метр назад. Он лежал там на полу и кричал от боли. Все остальные полицейские были так напуганы, что выбежали на улицу, а один из них настолько торопился, что споткнулся и упал. Прошло довольно много времени, прежде чем двое из них вернулись, чтобы отпереть меня, дрожа от страха получить удар током. Я просидел в «тигровом кресле» добрых полчаса, но совсем не почувствовал электричества. Ощущения были такие же, как если бы я сидел на обычном стуле. Это было еще одно из чудных дел Божьих. Я был так тронут. В тот момент я чувствовал, что готов расстаться со всем, даже с жизнью. До тех пор, пока Бог со мной, мне этого достаточно.

Потом меня доставили обратно в следственный изолятор. Я весь был в ранах, руки и ноги невыносимо болели. Все мое тело было обмякшим и слабым. Я не мог ни сесть, ни встать, ни даже проглотить пищу. Все, что я мог делать — это лежать там, обессилев. Когда один из парней, с которым я делил камеру смертников, узнал, что я никого не выдал, он стал восхищаться мной. Он говорил: «Вы, верующие, настоящие герои!» В сердце своем я прочел молитву, вознося хвалу Богу. Позже полиция пыталась заставить других заключенных избивать и мучить меня, но, как ни странно, они поддержали меня и встали на мою защиту. Они говорили: «Этот человек верует в Бога, и он не сделал ничего плохого. Вы его до смерти замучите». Боясь, что ситуация выйдет из-под контроля, полицейские не осмелились ничего сказать, а просто сбежали, не добившись своего.

Видя, что ничего не получается, полиция перешла к другой тактике. Она договорилась с надзирателями следственного изолятора, чтобы меня нагружали дополнительной работой. Каждый день меня заставляли собирать две упаковки ритуальных бумажных денег, которые жгут на похоронах. В каждой упаковке было 1600 листов фольги и воспламеняющейся бумаги. Работы было вдвое больше, чем у других заключенных. Руки у меня ужасно болели, и я не мог ничего поднять, даже работая всю ночь напролет, я никак не мог бы закончить все это. Полиция использовала это как повод применять ко мне телесные наказания, либо заставляя меня принимать холодный душ при температуре 20 градусов ниже нуля, либо принуждая работать ночами напролет или подолгу стоять на дежурстве. Каждую ночь я спал меньше трех часов. Так меня мучили в следственном изоляторе на протяжении года и восьми месяцев. Позже власти обвинили меня в том, что я «подрывал правопорядок с помощью организации зловредной секты», вообще не предъявив никаких доказательств, и приговорили к трем годам тюрьмы. Освободившись, я все еще находился под пристальным наблюдением местной полиции. Я не мог свободно пойти, куда захочу, и должен был по первому вызову являться в участок. У меня вообще не было никакой личной свободы. Я не мог посещать церковные собрания или исполнять свой долг. Для меня это было в самом деле тяжело, и я подумал, что если я нахожусь под постоянным наблюдением КПК и не могу исполнять свой долг сотворенного существа, разве такая жизнь для меня — не каторга? Поэтому впоследствии я покинул свой родной город и отправился в другой регион, где наконец-то смог исполнять свой долг.

Жестокое преследование со стороны КПК оставило глубокий след в моей памяти. Я увидел мерзкое обличье компартии, ее бесовское противление Богу и вред, который она причиняет людям, я ненавижу ее до мозга костей. Также я стал свидетелем чудных деяний Бога, Его всемогущества и владычества. Это чудные дела Божьи защитили меня, позволив мне освободиться от хватки сатаны, и именно они вырвали меня из пасти смерти. Во времена жестокого преследования со стороны КПК Божьи слова направляли меня, и Его жизненная сила поддерживала меня, позволив цепляться за жизнь и тем самым укрепив мою веру, чтобы я следовал за Богом. Благодарение Богу! Да будет вся слава Всемогущему Богу!

Следующая статья: Когда мне было восемнадцать

Как мудрые девы встретили пришествие Господа? Здесь есть путь.

Похожие темы

Молитва о дочери: увидеть Божье чудесное спасение

Бог — наша крепкая опора, и Он — наша величайшая поддержка. В той ситуации, которую я сейчас переживаю, я должна доверить свою дочь Богу и полагаться на Бога. По мере того, как я думала об этом, паника в моей душе стала постепенно стихать.

Когда мне было восемнадцать

Всемогущий Бог говорит: «Возможно, вы все помните слова: „Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке...

Бог — моя сила в жизни

Сяохэ (провинция Хэнань) Я следую за Всемогущим Богом уже 14 лет, хотя кажется, будто прошло всего мгновение. За эти годы я пережила взлеты...