Страдания и испытания — благословения избранного

29 октября 2019 г.

Ван Ганг Провинция Шаньдун

Я фермер, и поскольку моя семья бедна, ради заработка мне приходилось постоянно путешествовать в поисках временной работы; я думал, что физическим трудом смогу обеспечить себе хорошую жизнь. Однако на практике я увидел, что у работающих мигрантов вроде меня нет никаких гарантий законных прав; мою зарплату часто удерживали безо всякой на то причины. Снова и снова меня обманывали и использовали. Спустя год тяжелой работы я не получил того, что должен был получить. Этот мир казался мне чернее ночи! Люди обращаются друг с другом как животные — сильные охотятся на слабых. Они соревнуются друг с другом, сходятся в рукопашном бою, а я просто-напросто не находил оснований для такой жизни. Я мучился от страшной боли и душевного упадка, и когда совсем потерял веру в жизнь, мой друг поведал мне о спасении Всемогущего Бога. С тех пор я регулярно ходил на собрания, молился и пел с братьями и сестрами; мы делились истиной и использовали свои силы, чтобы восполнить слабости друг друга. Я чувствовал себя очень счастливым и освобожденным. Я увидел, что братья и сестры Церкви Всемогущего Бога не пытались перехитрить друг друга и не делали социальных различий; они все были абсолютно открытыми и ладили друг с другом. Они все пришли туда, чтобы усердно искать истину, избавиться от своего развращенного характера, жить как люди и обрести спасение. Это позволило мне испытать счастье в жизни и осознать значение и ценность жизни. Поэтому я решил, что должен распространять Евангелие, дав людям, все еще живущим во тьме, возможность прийти к Богу, чтобы обрести Божье спасение и снова увидеть свет. В итоге, я вступил в ряды провозглашающих Евангелие и свидетельствующих о Боге. Но неожиданно я был арестован коммунистическим правительством за проповедь Евангелия и пострадал от безжалостных пыток, жестокого обращения и тюремного заключения.

Это случилось днем, зимой 2008 года, когда мы с двумя сестрами свидетельствовали о Божьей работе в последние дни человеку, готовому нас выслушать. Нечестивые люди донесли на нас в полицию. Шесть полицейских под предлогом проверки наших регистрационных документов ворвались в дом нашего слушателя. С самого порога они взревели: «Не двигаться!». Двое из этих нечестивых полицейских, казалось, совсем потеряли рассудок, набросившись на меня; один ухватил меня за грудки, другой — за руки и, со всей силы заломив их мне за спину, яростно вопрошал: «Что ты делаешь? Откуда ты? Как тебя зовут?». Я задал встречные вопросы: «А вы что делаете? За что вы арестовываете меня?». Услышав это, они разозлились еще больше и сказали с агрессией: «Неважно в чем причина, ты тот, кого мы ищем, и ты идешь с нами!». Затем эти нечестивые полицейские взяли меня и двух сестер, затолкали нас в полицейскую машину и увезли в местный участок.

По прибытии в полицейского участок, нечестивые полицейские заперли меня в крохотной комнатке, приказав сесть на корточки и приставив четырех человек наблюдать за мной. Из-за долгого сидения на корточках я так устал, что не мог больше терпеть. Но как только я попытался встать, в комнату вбежал нечестивый полицейский и силой пригнул мою голову вниз, не давая встать. И только ночью меня пришли обыскивать и позволили встать; ничего у меня не обнаружив, все они ушли. Вскоре после этого я услышал душераздирающие крики человека, которого пытали в соседней комнате; и в тот момент я страшно испугался. Я не знал, какие пытки и жестокое обращение будут применены ко мне следующему! Я начал спешно молиться Богу в сердце своем: «О, Всемогущий Бог, я так сейчас напуган, прошу Тебя дать мне веру и силу, сделать меня стойким и мужественным, чтобы я мог оставаться твердым в своем свидетельстве о Тебе. Если я не смогу вытерпеть их пытки и жестокое обращение, и если мне придется совершить самоубийство, откусив себе язык, я ни за что не предам тебя как Иуда!». После молитвы я вспомнил такие Божьи слова: «Не бойся, Всемогущий Бог воинств непременно будет с тобой, Он — страж позади вас, и Он ваш щит» (Слово, том I. Божье явление и работа. Слова Христа в начале эпохи, глава 26). Да, Всемогущий Бог — моя поддержка, и Он со мной; чего мне бояться? Я должен полагаться на Бога, чтобы сразиться с сатаной. Слова Бога изгнали робость из моего сердца, и мое сердце было освобождено.

В ту ночь пришли еще четыре полицейских изувера, и один из них указал на меня и закричал: «Мы определенно поймали большую рыбу! Вы, верующие во Всемогущего Бога, нарушаете общественный порядок и уничтожаете законы страны...». Он с криками затолкал меня в комнату пыток на втором этаже, приказав сесть на корточки. В комнате были всевозможные инструменты для пыток: веревки, деревянные палки, дубинки, кнуты, пистолеты и прочее. Они были разбросаны повсюду. Нахмурив брови и сверкая глазами, нечестивый полицейский одной рукой схватил меня за волосы, а другой взял электрическую дубинку, которая издавала жуткие «постреливающие» звуки, и, угрожая, требовал информации: «Сколько верующих в вашей церкви? Где вы встречаетесь? Кто у вас главный? Сколько людей в вашем районе проповедует Евангелие? Выкладывай! Иначе получишь то, чего заслуживаешь!». Я посмотрел на светящуюся электрическую дубинку и снова окинул взглядом комнату, наполненную инструментами для пыток, и не мог избавиться от волнения и страха. Я не знал, смогу ли выдержать эту пытку. Прямо в этот критический момент я вспомнил слова Всемогущего Бога: «Тебе также придётся испить из той горькой чаши, из которой Я пил (вот что Он сказал после Своего воскресения), тебе также придётся пройти тем путём, которым прошёл Я...» (Слово, том I. Божье явление и работа. Как Петр пришел к познанию Иисуса). Я осознал, что именно это поручил нам Бог и такой образ жизни создал для нас Сам Бог. Идя по пути веры в Бога и находясь в поисках истины, человек непременно должен пройти через страдания и отчаяние. Это неизбежно, и, в конце концов, эти трудности приносят человеку Божьи благословения. Только через страдания люди могут обрести путь истины, даруемый Богом, и эта истина есть вечная жизнь, дарованная Богом. Я должен идти по стопам Бога и мужественно принимать это; я не должен быть робким или испуганным. Когда я подумал об этом, мое сердце тут же наполнилось силой, и я произнес вслух: «Я верую лишь во Всемогущего Бога, больше мне ничего не известно!». Услышав это, нечестивый полицейский занервничал и с силой ткнул мне электрической дубинкой в левую сторону груди. Он бил меня током около минуты. Я мгновенно почувствовал, будто кровь внутри закипела; я испытывал невыносимую боль во всем теле и катался по полу, не переставая кричать. Но он не оставлял меня в покое и внезапно потянул меня к себе и, приподняв мой подбородок дубинкой, прокричал: «Говори! Не хочешь ни в чем признаться?». Он кричал и тыкал электрической дубинкой в правую сторону груди, я был так наэлектризован, что дрожал всем телом. Потом мне стало так больно, что я потерял сознание и лежал на полу без движения. Я не знал, сколько времени прошло, но, очнувшись, услышав слова этого нечестивого полицейского: «Притворяешься мертвым? Ведь притворяешься! Ну, притворяйся дальше!». Они снова тыкали меня дубинкой в лицо и пинали в бедро. Потом меня таскали по полу, и кто-то злобно спросил: «Будешь говорить!?». Я все еще не отвечал. Затем эти нечестивые полицейские беспощадно били меня по лицу кулаками, отчего один из зубов был выбит, и еще один еле держался. Губа тут же начала кровоточить. Столкнувшись с безумными мучениями от рук этих демонов, я боялся лишь того, что предам Бога, не сумев вынести их пытку. В тот момент я снова вспомнил Божьи слова: «Пребывающие во власти со стороны могут казаться устрашающими, но не бойтесь, ибо это происходит потому, что в вас мало веры. Как только вера ваша возрастет, ничто не будет слишком сложным» (Слово, том I. Божье явление и работа. Слова Христа в начале эпохи, глава 53).

Слова Бога вернули мне веру и силу, и я понял, что, несмотря на то, что нечестивые полицейские предо мной были безумны и неистовы, они были управляемы рукой Божьей. В тот момент Бог использовал их, чтобы испытать мою веру. До тех пор, пока я опирался на веру и полагался на Бога, не сдаваясь мучителям, унижение ими меня неизбежно терпело крах. Подумав об этом, я собрал все оставшиеся силы и ответил громким голосом: «Зачем вы привезли меня сюда? И зачем бьете меня током? Какое преступление я совершил?». Свирепый полицейский внезапно растерялся, как олень в свете фар, и сник, придавленный чувством вины. Он начал заикаться: «Я ... я ... разве я мог не привезти тебя сюда?». Затем он удалился с поджатым хвостом. Увидев такое позорное положение и замешательство сатаны, я был тронут до слез. В этой опасной ситуации я по-настоящему испытал силу и власть слов Всемогущего Бога. Пока слово Бога претворяется в жизнь и соблюдается, Бог будет заботиться о вас и защищать вас, и сила Бога пребудет с вами. В то же время я чувствовал себя в долгу перед Богом из-за своего маловерия. Позже пришел высокий полицейский, подошел ко мне и сказал: «Тебе всего лишь нужно рассказать нам, где живет твоя семья и сколько в ней человек, и мы немедленно освободим тебя». Поняв, что я ничего не расскажу, он разозлился, схватил меня за руку и силой поставил отпечаток моей руки под устным признанием, написанном ими самими. Я увидел, что это устное признание было не тем, что я им рассказал, это был откровенный подлог и фальшивые показания. Переполнившись праведным негодованием, я схватил его и разорвал на куски. Нечестивый полицейский тут же впал в ярость и ударил меня кулаком по левой стороне лица. Затем дважды дал мне пощечину, да так сильно, что у меня закружилась голова. Потом они отвели меня назад в ту же крохотную комнатку, где я был раньше.

Вернувшись в комнатку, я был весь в синяках и чувствовал себя разбитым. Боль была невыносимой. В моей душе не могло не возникнуть чувство печали и слабости: «Почему верующие должны так страдать? Я проповедовал Евангелие с добрыми намерениями дать людям возможность стремиться к истине и быть спасенными, но неожиданно для себя пострадал от преследования». От таких раздумий мне все больше казалось, что со мной несправедливо обошлись. Испытывая боль, я вспомнил эти Божьи слова: «Будучи сотворенным существом, вы должны прилагать усилия во имя Бога и переносить все страдания. Вам следует радостно и с уверенностью принимать те небольшие страдания, которым вы подвергаетесь сегодня, и жить полной смысла жизнью, подобно Иову, подобно Петру… Вы являетесь такими людьми, кто стремится к истинному пути, кто ищет улучшения. Вы являетесь такими людьми, которые поднимаются среди нации большого красного дракона, теми, кого Бог называет праведниками. Разве не это есть наиболее осмысленная жизнь?» (Слово, том I. Божье явление и работа. Практика (2)). Слова Всемогущего Бога затронули струны моего сердца. Да, Бог поливал меня и питал меня Своими щедрыми словами жизни, Он позволил мне наслаждаться его обильной милостью, не требуя ничего взамен, позволил мне узнать Его таинства и истину, не понятую ни одним из прошлых поколений. Это особое благословение, которое даровал мне Бог. Я должен свидетельствовать о Боге и терпеть всю эту боль ради Него. Любая боль стоит того, потому что нет ничего ценнее и значительнее этого! Сегодня меня преследуют за проповедь Евангелия, и я не желаю терпеть физическую боль; я чувствую себя обиженным и не хочу бороться. Разве я не огорчаю Бога, поступая так? Разве это не значит, что мне не хватает совести? Могу ли я быть достоин того, чтобы Бог даровал мне свои милостивые благословения и жизнь? Поколения святых несли значимые и громкие свидетельства о Боге, потому шли по Божьему пути; их жизнь была наполнена смыслом. Сегодня со мной все эти Божьи слова, так разве я не должен еще усерднее нести чудесные свидетельства о Боге? Когда я думал об этом, боль в моем теле притупилась. Я был глубоко убежден, что эта жизненная сила была дарована мне словом Всемогущего Бога, позволив мне преодолеть слабости моей плоти.

На следующий день у нечестивой полиции не осталось больше стратегий. Они лишь угрожали мне, говоря: «Ты ничего не скажешь? Тогда мы посадим тебя!». Затем они отправили меня в тюрьму. Там эти нечестивые полицейские продолжали применять ко мне всевозможные методы пыток и часто подстрекали заключенных избивать меня. Зимой, когда было ужасно холодно, они поручали заключенным обливать меня ведрами холодной воды, а также заставляли меня принимать холодный душ. Я дрожал от холода всем телом. В этом месте заключенные были государственными машинами для производства денег и не имели никаких прав. У них не было выбора, кроме как терпеть притеснения и то, что их используют как рабов. В этой тюрьме меня заставляли весь день печатать бумажные деньги, используемые в ритуалах сожжения для подношения умершим, и работать сверхурочно по ночам. Если я останавливался, чтобы отдохнуть, кто-нибудь подходил ко мне и осыпал меня ударами. Сначала мне установили правило, по которому я должен был печатать 2000 листов бумаги в день, затем увеличили количество до 2800 листов в день и, наконец, до 3000. Это количество было неподъемным даже для опытного работника, не говоря уже о таком новичке как я. На самом деле, они намеренно делали так, чтобы я не мог закончить работу, потому что тогда у них было оправдание для моих мучений. Поскольку я не укладывался в нормативы, эти нечестивые полицейские надели мне на ноги оковы весом более пяти килограммов и сковали вместе ноги и руки одними кандалами. Я мог только сидеть, наклонять голову и поворачивать корпус, иначе я не мог двигаться. Более того, эти бесчеловечные и бесчувственные полицейские не заботились о моих естественных потребностях. Несмотря на то, что унитаз находился в тюремной камере, я был абсолютно не в состоянии подойти и воспользоваться им; я мог только просить своих сокамерников подсадить меня на него. Когда рядом были относительно добрые люди, они подсаживали меня; но если никто мне не помогал, у меня не было иного выхода как испражняться в штаны. Наиболее болезненным было время приема пищи, потому что мои руки и ноги были скованы вместе. Я мог только изо всех сил опускать голову и поднимать руки и ноги. Это был единственный способ положить еду в рот. Я тратил огромное количество энергии ради каждого куска. Кандалы впивались в мои руки и ноги, вызывая страшную боль. Спустя долгое время на моих запястьях и лодыжках появились темные блестящие жесткие мозоли. Меня часто запирали в карцер и лишали еды, и только в редких случаях заключенные делились со мной двумя крохотными пирожками. Чаще всего они съедали мою порцию, и я оставался с пустым желудком. Воды мне доставалось еще меньше; поначалу каждому давали всего лишь две чашки воды в день, но я был в карцере и не мог двигаться, поэтому вода редко мне доставалась. Трудно выразить словами эти нечеловеческие муки. В общей сложности я прошел через это четыре раза, и каждый раз меня запирали в карцер минимум на три дня и максимум на восемь дней. Всякий раз, когда голод становился невыносимым, я думал о словах, которые Бог говорил в прошлом: «Hе хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4:4). Я начал постепенно осознавать, что Бог хочет подтвердить тот факт, что: «Его слово становится жизнью человека». через мои страдания от рук сатаны. Поняв Божью волю, мое сердце было освобождено, и я смиренно молился Богу и старался понять Божьи слова. И вдруг почувствовал, что боль и голод отступают. Это по-настоящему дало мне почувствовать, что Божьи слова есть истина, путь и жизнь и, без сомнений, являются фундаментом, на который я должен опираться, чтобы выжить. Поэтому, моя вера в Бога незаметно росла. Я помню, как однажды тюремный полицейский намеренно притеснял меня и приковал меня кандалами. В течение трех дней и трех ночей я не пил ни капли воды. Заключенный, прикованный рядом со мной, сказал мне: «Один молодой парень, прикованный так же как мы с тобой, умер от голода. Я видел, что ты ничего не ел уже несколько дней и при этом сохраняешь бодрость духа». Услышав эти слова, я подумал, что, несмотря на то, что я ничего не ел и не пил три дня и три ночи, я не чувствовал дискомфорта от голода. Я был глубоко убежден, что меня поддерживала сила жизни в Божьих словах, она позволила мне по-настоящему увидеть, что Бог являлся мне в Своих словах. Мое сердце пребывало в постоянной бодрости; в этом мире страданий я смог по-настоящему испытать реальность истины о том, что: «Hе хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих». Это поистине самое драгоценное сокровище жизни, которое даровал мне Бог и это мой особый подарок. Более того, я бы никогда не получил его в среде, где мне не нужно было беспокоиться о еде или одежде. И теперь мои страдания приобрели для меня огромную значимость и ценность! В то время я не мог не вспомнить слова Бога: «То, что вы унаследовали сегодня, превосходит обретенное всеми прошлыми апостолами и пророками, и даже выше того, что было у Моисея и Петра. Благословения нельзя получить за один или два дня; их нужно заработать через огромную жертву. То есть, вы должны обладать переплавленной любовью, великой верой и теми многими истинами, достичь которых вас просит Бог. Помимо этого, вы должны обрести способность обращать свое лицо к справедливости и никогда не трусить и не поддаваться, и вы должны обладать неизменной и неослабной любовью к Богу. От вас требуется решимость, равно как и перемена в жизненном характере; необходимо исцелить ваше прельщение, и вы должны безропотно принимать все Божье управление и даже быть послушными до самой смерти. Вот то, чего вам надлежит достигнуть. Это — конечная цель Божьей работы и те требования, которые Бог предъявляет к данной группе людей» (Слово, том I. Божье явление и работа. Так ли прост Божий труд, как представляет себе человек?). Пытаясь понять слова Бога, я осознал, что после страданий и испытаний приходят благословения от Бога, и это самый практичный запас и излияние воды жизни для меня. Теперь, несмотря на то, что слова, которые Бог даровал мне, превзошли поколения святых, мне все еще нужно иметь веру и упорство, чтобы оставаться непреклонным в своих испытаниях и муках, придерживаться Божьего обустройства и принять Божье спасение. Тогда я смогу войти в реальность слова Божьего и разглядеть чудные дела Бога. Только ценой этих испытаний я стал достойным того, чтобы обрести обетования и благословения Божьи. Просвещение через Божьи слова привело меня к большей внутренней стойкости и силе. Я принимаю решение усердно сотрудничать с Богом и соблюдать Его требования в этом мире боли, свидетельствовать о Боге, чтобы я мог собрать самый богатый урожай.

Месяц спустя полиция КПК предъявила мне обвинения в «нарушении общественного порядка и воспрепятствовании осуществлению закона»; я был приговорен к одному году исправительных работ. Когда я оказался в трудовом лагере, нечестивая полиция распространила среди заключенных слухи и небылицы обо мне, сказав, что я верующий во Всемогущего Бога, что хуже убийства и грабежа, и подстрекали заключенных издеваться надо мной. Поэтому заключенные часто избивали меня и создавали трудные ситуации без всякой на то причины. Это заставило меня осознать, что Китай — это ад на земле, твердо контролируемый сатаной, бесом. Китай мрачен со всех сторон, и свет в нем запрещен; в нем попросту нет места для верующих во Всемогущего Бога. В течение дня нечестивые полицейские заставляли меня работать в мастерской. Если я не укладывался в нормативы, они позволяли заключенным бить меня, когда я возвращался в камеру, провозглашая «Убей цыпленка, чтобы наказать обезьяну!» (т.е. накажи одного, чтоб запугать остальных). Когда в мастерской мне поручали считать сумки, я отсчитывал сто сумок и связывал их вместе. Заключенные все время приходили и намеренно брали одну или несколько сумок из тех, что я уже пересчитал, а потом говорили, что я неправильно посчитал их, используя это как предлог для избиений. Когда надзиратель видел, что меня избивали, он подходил и лицемерно спрашивал меня, что происходит, а заключенные представляли ему ложные доказательства того, что я насчитал недостаточное количество сумок. Затем мне приходилось выдержать шквал суровой критики со стороны надзирателя. Кроме этого, они каждое утро приказывали мне заучивать «правила поведения», и если я не мог их запомнить, меня избивали. Еще меня заставили петь песни, которые восхваляли коммунистическую партию. Увидев, что я не пою или мои губы не двигаются, они неизбежно избивали меня ночью. Также они наказывали меня, заставляя мыть пол, и если им казалось, что я делал это недостаточно хорошо, меня жестоко избивали. Однажды несколько заключенных ни с того ни с сего начали бить и пинать меня. Закончив избиение, они просили: «Знаешь, за что тебя бьют, юноша? За то, что ты не встал, чтобы поприветствовать надзирателя!». После каждого избиения я злился, но не осмеливался сказать что-нибудь; я мог только плакать и молча молиться Богу, рассказывая ему о негодовании и обиде в своем сердце из-за этого беззаконного, безумного места. Там не было ничего разумного, одна лишь жестокость. Там не было людей, были только безумные бесы и скорпионы! Я испытал столько боли и унижений в этой жуткой ситуации. Я не хотел оставаться там ни минуты больше. Каждый раз, впадая в состояние беспомощности и испытывая боль, я думал о словах Всемогущего Бога: «Вы когда-нибудь принимали данные вам благословения? Вы когда-нибудь искали исполнения данных вам обетований? Несомненно, под водительством света Моего вы вырветесь из мертвой хватки сил тьмы. Вы, конечно же, и посреди тьмы не потеряете свет, который направляет вас. Вы непременно будете властелинами над всем сущим. Вы непременно прежде победите сатану. При падении царства большого красного дракона вы непременно восстанете среди множества толп, чтобы нести свидетельство о Моей победе. Вы непременно будете тверды и непоколебимы в земле Синим. Через перенесенные страдания вы унаследуете то благословение, которое исходит от Меня, и непременно воссияете во всей вселенной славой Моей» (Слово, том I. Божье явление и работа. Божьи слова ко всей вселенной, глава 19). Слова Бога вдохновляли меня. Все что Бог бы со мной ни делал, будь это благодать и благословение или испытание и переплавка, все это ради заботы обо мне и моего спасения; так Он пытался одарить меня истиной и сделать истину моей жизнью. Сегодня Бог позволил этому преследованию и страданиям обрушиться на меня. Несмотря на то, что я страшно пострадал от этого, это позволило мне по-настоящему ощутить, что Бог со мной, заставило меня по-настоящему наслаждаться тем, что слова Бога стали хлебом моей жизни, светильником ноге моей и светом стезе моей, ведущими меня шаг за шагом через эту темную адскую бездну. Именно Божьей любовью и защитой я наслаждался, обретя их через свои страдания. В тот момент я смог увидеть, насколько был слеп, эгоистичен и корыстолюбив. Веря в Бога, я знал только, как наслаждаться Божьей благодатью и благословением и ни малейших усилий не приложил для поисков истины и жизни. Столкнувшись с малейшими страданиями плоти, я не переставал стенать; я попросту не понимал Божьей воли и не стремился понять работу Бога. Так я всегда бы вызывал у Бога чувство скорби и боли за меня. Я был поистине бессовестен! Испытывая угрызения совести и приступы самобичевания, я молился Богу про себя: «О, Всемогущий Бог, я вижу, что Ты делаешь все, чтобы спасти и обрести меня. Я просто ненавижу себя за свою непокорность, слепоту и отсутствие человечности. Я всегда неправильно понимал Тебя, не внимал воле Твоей. О Боже, сегодня Твое слово пробудило мое бесчувственное сердце и дух и позволило мне понять волю Твою. Я больше не хочу иметь собственных желаний и требований; я буду придерживаться лишь Твоего обустройства. Даже если мне придется испытать все страдания мира, я по-прежнему буду усердно сотрудничать с Тобой, и буду нести громкие свидетельства о Тебе через сатанинские преследования. Я буду стремиться избавиться от влияния сатаны и воплощать образ настоящего человека, чтобы угодить Тебе». Закончив молиться, я понял добрые намерения Бога и осознал, что любая среда, в которую Бог погружал меня, была проявлением великой любви Божией и моим спасением. Поэтому я никогда больше не задумаюсь о страхе или непонимании Бога. Несмотря на то, что ситуация не изменилась, мое сердце наполнилось истинной радостью и удовольствием; я чувствовал честь и гордость за возможность испытывать страдания и преследование за свою веру во Всемогущего Бога, и что это был особый подарок для меня, развращенного человека; это было особым Божьим благословением и благодатью для меня.

Спустя год тяжелых испытаний в тюрьме, я вижу, как низок мой духовный рост, и как сильно мне не хватает истины. Всемогущий Бог поистине восполнил мои недостатки благодаря этой уникальной среде и позволил мне расти. В моем несчастье Он позволил мне обрести самое драгоценное сокровище в жизни, понять многие истины, которых я не понимал раньше, и ясно увидеть омерзительное явление сатаны, беса, а также реакционную сущность его противления Богу. Я видел его чудовищные преступления, преследование Всемогущего Бога и уничтожение христиан. Я поистине испытал великое спасение и милость Всемогущего Бога ко мне, развращенному человеку, и почувствовал, что сила и жизнь в словах Всемогущего Бога может принести мне свет и стать моей жизнью, привести меня к победе над сатаной и решительному выходу из долины смертной тени. Я также осознал, что Всемогущий Бог ведет меня правильным путем жизни. Это светлый путь обретения истины и жизни! Отныне, каким бы преследованиям, страданиям и опасным искушениям я не подвергся, я готов неустанно искать истину и обретать путь вечной жизни, который Всемогущий Бог даровал мне.

Следующая статья: Молодость без сожалений

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

Взросление среди бури

Однажды в марте 2013 года, я и еще пара сестер возвращались домой с собрания, и когда вошли в дом, то увидели, что там все вверх дном. Мы...

Божье слово — моя сила в жизни

Сюй Чжиган, город центрального подчинения Тяньцзинь В прошлом я находился под сильным влиянием традиционных китайских ценностей и сделал...

Свяжитесь с нами через WhatsApp