Взросление среди бури

15 февраля 2022 г.

Однажды в марте 2013 года, я и еще пара сестер возвращались домой с собрания, и когда вошли в дом, то увидели, что там все вверх дном. Мы решили, что полиция, вероятно, уже обыскала это место, поэтому немедленно переехали. Сразу после переезда к нам ворвались несколько человек из той общины вместе с полицией. Полицейские загнали нас в гостиную, а затем принялись обыскивать квартиру. Пока никто из них не видел, мне удалось сломать SIM-карту, которая была в кармане. Это заметил один из полицейских и силой разжал мне руку. Увидев сломанную SIM-карту, он в ярости заорал: «Вроде совсем зеленая на вид, а уже знает что к чему. Взять ее на допрос». Он также приказал одной из женщин-полицейских обыскать меня, после чего нас посадили в машину. Мне было очень страшно, поэтому я молилась Богу: «Боже, я не знаю, куда меня везут и как меня будут пытать. Прошу Тебя, наставь меня и дай мне веру. Как бы я ни страдала, мне нельзя стать иудой. Мне нельзя предать Тебя». После молитвы я постепенно успокоилась. В участке полицейские отвели меня в комнату для допросов и приказали сесть на корточки, поднять руки и оставаться в таком положении. Через несколько минут руки у меня начали слабеть, ноги дрожали, а в груди все сжалось. Я потеряла сознание. Затем полицейские усадили меня на пыточный стул, называемый «скамья тигра», и крепко привязали мои ноги к его ножкам. Чуть позже полная женщина из уголовной полиции принесла в комнату какие-то документы и сказала: «Мы проводим крупную общенациональную операцию по задержанию, делаем зачистку вас, верующих во Всемогущего Бога. У нас все ваши лидеры, и мы разрушили вашу церковь. Что толку играть с нами в молчанку? Просто расскажи все, и тогда сможешь уйти». Услышав это, я решила, что это один из трюков сатаны, и она просто пытается заставить меня стать иудой. Нельзя попадаться на эту удочку. Даже если они арестовали множество братьев и сестер, они не могут так легко разрушить Божью работу. Я возразила: Всемогущий Бог говорит: «Мы верим, что никакая страна или сила не может встать на пути того, чего желает достичь Бог. Те, кто препятствует работе Бога, кто противится слову Божьему, пытается помешать Божьему плану и расстроить его, будут в конечном счете наказаны Богом» (Слово, том I. Божье явление и работа. Приложение 2. Бог повелевает судьбой всего человечества). Она только фыркнула на это и вышла. Затем другой офицер начал меня допрашивать: «Когда ты стала религиозной? Как долго ты находишься в этих краях? С кем ты контактировала? Где ты останавливалась?» Когда я не произнесла ни слова, он пригрозил мне: «Не будешь говорить — просто забьем тебя до смерти и выбросим твой труп в горах». Мне кажется, что эти люди режут людей, как цыплят, им совершенно безразлична человеческая жизнь. Я гадала, вправду ли они забьют меня до смерти. Испытывая сильный страх, я про себя помолилась Богу, а затем вспомнила вот эти Его слова: «Не бойся, Всемогущий Бог воинств непременно будет с тобой — Он стоит за вами и является вашим щитом» (Слово, том I. Божье явление и работа. Слова Христа в начале эпохи, глава 26). Я знала, что это правда, что Бог — мой щит, и Он владычествует над всем. Мои тело и душа были в Его руках, поэтому не от полиции зависело, забьют ли меня до смерти. Эта мысль дала мне веру и силы. Полицейские продолжали допрашивать меня без остановки, но я ничего не говорила им.

Рано утром на третий день один из них сказал: «Ну что, готова говорить?» Я не проронила ни слова. В ярости он схватил меня за воротник и ударил по лицу, от чего у меня зазвенело в ушах, а лицо горело. Затем, когда я не обращала внимания, он свернул трубкой какие-то бумаги и ударил меня по глазам. Это было так больно, что казалось, будто глаза вот-вот выпадут. Я инстинктивно зажмурилась. Офицер в гневе сказал: «Открой глаза!» Я медленно открыла глаза, но ничего не могла увидеть. Только через десять минут я начала кое-что видеть. Боль в глазах была сильной, и мне хотелось просто закрыть их, а полицейские, решив, что я хочу спать, ударили меня по голове бутылкой с водой. И затем периодически били ногами по голове и рукам. Чтобы я не спала, они липучками прикрепили мои волосы и руки к спинке «скамьи тигра». Мне приходилось постоянно держать голову поднятой. Пытаясь унять боль, я изо всех сил старалась прислониться спиной к «скамье тигра». У меня кружилась голова, тело болело, участилось сердцебиение, и я чувствовала себя несчастной. Я боялась, что не смогу выдержать, поэтому продолжала взывать к Богу: «Боже, прошу Тебя, дай мне решимость страдать, пожалуйста, дай мне веру. Я никогда не склонюсь перед сатаной!» В своих мучениях я вспомнила кое-какие Божьи слова: «Возможно, вы все помните слова: „Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу“. В прошлом вы все слышали эти слова, но никто из вас не понял их истинный смысл. Сегодня вы глубоко осознаете их настоящий смысл. Именно эти слова Бог воплотит в жизнь в последние дни. И они свершатся по отношению к тем, кого жестоко преследовал большой красный дракон на земле, где он лежит, свернувшись кольцом. Большой красный дракон преследует Бога и является врагом Божьим, поэтому, пребывая в этой земле, верующие в Бога подвергаются унижению и гонению. В результате эти слова воплотятся в реальность в вас, в вашей группе людей. Поскольку работа развернулась на земле, которая противится Богу, весь Его труд сталкивается с огромными препятствиями, и для исполнения многих из Его слов требуется время; вследствие этого люди переплавляются посредством Божьих слов. Это тоже элемент страдания» (Слово, том I. Божье явление и работа. Так ли прост Божий труд, как представляет себе человек?). Благодаря Божьим слова я увидела, что Компартия — враг Бога, что она ненавидит Бога и истину. Она пытается сделать все, чтобы мы не веровали в Бога, чтобы мы предали Его. Я родилась в стране большого красного дракона, из-за этого мне приходится страдать. Но благодаря гнету Компартии я увидела, какое это зло, как она по самой своей сути противостоит Богу. Мне еще сильнее захотелось отвергнуть сатану и обратиться к Богу, иметь веру и оставаться твердой в свидетельстве, дабы посрамить сатану и увидеть его поражение. Возможность свидетельствовать о Боге была Его благословением, особой милостью. Понимание этого дало мне веру, и мне было не так тяжело.

После этого они снова начали допрашивать меня, и когда я хранила молчание, они угрожали мне: «Чем скорее ты заговоришь, тем будет легче. Мы дадим тебе пять минут». Передо мной поставили таймер, отсчитывающий время, и, видя, как бежит время, каждая минута, каждая секунда, я без остановки молилась Богу: «Боже, я не знаю, что эти бесы собираются со мной сделать. Прошу Тебя, защити меня. Что бы там ни было, я не выдам своих братьев и сестер». Прошло пять минут, и, видя, что я молчу, один из них сковал мне руки наручниками за спиной, схватил меня за воротник, и, наклонившись прямо к моему лицу, зловеще спросил, кто лидер церкви и с кем я общалась. Я продолжала молчать, тогда он зажег сигарету, снова и снова выдыхая дым мне в лицо. От дыма меня стало тошнить, а по лицу катились слезы. Затем он сильно ударил меня по лицу, а также заехал в правое ухо, оглушив меня. Видя, что я все равно не заговорила, он, выпучив от ярости глаза, сжал мою шею обеими руками, говоря: «Ты будешь говорить или как? Если не заговоришь, я тебя задушу. Тебе меня никогда не забыть, каждую ночь будешь видеть в кошмарах, как я тебя избиваю». Он душил меня до такой степени, что я не могла нормально вдохнуть, и чувствовала, что вот-вот уйдут последние силы. Я сказала ему, что мне нечего рассказывать, даже если он меня задушит. Затем вошел высокий полицейский и жестом показал душившему меня, что здесь есть камеры наблюдения, поэтому он должен отвести меня в угол, чтобы избивать. Я наконец-то смогла отдышаться. Он стащил меня со «скамьи тигра», и потянул за наручники в угол, а затем ударил головой о стену. Он продолжал делать так, уже и не вспомню сколько времени, и в последний раз ударил мою голову прямо о доску, висевшую на стене. Мне показалось, что из головы выбили все, и я с грохотом упала на пол. Казалось, словно мир вращается, голова вот-вот взорвется, а сердце разрывалось на куски. Я не могла открыть глаза и чувствовала, что задыхаюсь. Это было невероятно больно. Я молилась Богу: «Боже, прошу Тебя, лиши меня дыхания, чтобы мне больше не пришлось страдать». Через некоторое время я еле смогла открыть глаза, и спросила себя: «Почему я не умерла?» Затем я поняла, что мне не следовало просить Бога лишить меня дыхания, это была неразумная просьба. Он хотел, чтобы я продолжала жить, чтобы я оставалась твердой в свидетельстве и посрамила сатану. Но я надеялась избежать этих страданий, умереть, чтобы избежать их. Это не было несением свидетельства. Когда это дошло до меня, я почувствовала себя виноватой.

И тут я услышала крик полицейского: «Встать! Встать!» Когда я не ответила, он ударил меня ногой и сказал: «Ты мертвой прикидываешься?» Я молча произнесла молитву: «Боже, эти бесы пытают меня, чтобы я предала Тебя. Прошу Тебя, дай мне веру. Я останусь твердой в свидетельстве о Тебе, даже если это будет стоить мне жизни». Один из них схватил меня за плечи и приподнял вверх, а затем отпустил, так что я тяжело рухнула на пол. Из-за того, что я все это время была в наручниках, у меня страшно болели руки и спина, поэтому я свернулась клубком на полу, чтобы хоть немного унять боль. Полицейский поднял меня, поставил к стене, заставив стоять прямо, и ударил меня ногой в левое бедро, прежде чем я успела среагировать. От боли я согнулась пополам, и он рявкнул: «Встать!» Но все болело так сильно, что я никак не могла встать. Тогда он ударил меня ногой в поясницу, на мгновение выбив из меня дух. Мне показалось, что меня ударили ножом. Другой полицейский снова потащил меня в угол и ударил по лицу, отчего из уголка рта потекла кровь. Затем он зажег сигарету и сказал: «Если будешь молчать, я обожгу тебе лицо этой сигаретой, и ты будешь изуродована». Затем он поднес ее очень близко к моему лицу. Почувствовав жар от сигареты, я очень испугалась, думая: «Если он обожжет меня, останутся ужасные шрамы, и, куда бы я ни пошла, на меня будут глазеть с насмешками». Мысль о том, что люди будут показывать на меня пальцем и говорить обо мне за спиной, была ужасна. Затем я вспомнила Божьи слова: «Достойных воинов Царства не учат быть группой людей, которые только и могут, что болтать о реальности или бахвалиться; скорее их учат неизменно воплощать Божьи слова, оставаться непреклонными независимо от того, с какими трудностями они сталкиваются, а также постоянно жить в соответствии с Божьими словами и не возвращаться в мир. Вот та реальность, о какой говорит Бог, и вот то, чего Он требует от человека» (Слово, том I. Божье явление и работа. Только претворение истины в жизнь является обладанием реальностью). Из Божьих слов я поняла, что в любых условиях истинно верующий способен крепко стоять в своей вере, не поддаваясь силам тьмы, не предавая Бога. Угрожая изуродовать меня, полиция хотела, чтобы я предала Бога, и мне нельзя было на это поддаваться. Более того, даже если бы меня изуродовали, но я не стала бы иудой и осталась твердой в свидетельстве, я могла бы обрести Божье одобрение и мир в своем сердце. Если бы я предала Бога, чтобы защитить себя, я влачила бы жалкое существование, и моя совесть никогда бы не успокоилась. Это было бы невыносимо. Я вспомнила часть церковного гимна: «Нам можно разбить головы и пролить нашу кровь, но хребет народа Божьего нельзя согнуть» («Я хочу увидеть день, когда Бог обретет славу» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Я ощутила прилив веры и мужество противостоять пыткам полицейских. Закрыв глаза, я молча помолилась: «Боже, как бы меня ни пытали, даже если мне сожгут лицо, я буду оставаться твердой в свидетельстве. Прошу Тебя, дай мне веру и силы выдержать это». Затем я стиснула зубы и сжала кулаки. Приняв это за страх, полицейские начали безудержно смеяться. Открыв глаза, я посмотрела прямо в лицо полицейскому, а он с холодной улыбкой сказал: «Я передумал. Я прижгу тебе язык, и прижгу так, что ты даже говорить не сможешь». Говоря это, он пытался открыть мне рот, но не смог, как ни старался. В ярости он схватил меня за плечи и наступил мне на ноги, затем подпрыгнул, снова поставил ноги по мои и покатал ими туда-сюда. Затем он схватил наручники и дернул их назад и вперед, заставив меня стоять на цыпочках. Боль в запястьях была мучительной, а руки, казалось, вот-вот оторвутся. Он насмешливо сказал, «Разве твой Бог не всемогущ? Пусть придет и спасет тебя!» Я без конца молилась Богу, взывая к Нему, исполненная ненависти к этим чудовищам.

Когда он выдохся, то закурил, опершись на стол. Я спрашивала себя, какие еще методы пыток они собираются применить ко мне, и не умру ли я в итоге. Если так, то я надеялась, что это будет быстро, потому что тот сущий ад, в который они бросили меня, был невыносим. Я не знала, когда все это закончится. Чем больше я думала об этом, тем страшнее мне было, и я размышляла: «Я никогда не смогу выдать лидеров церкви, братьев и сестер, так, может быть, я просто расскажу им о том, как я стала верующей, и покончу с этим, чтобы они перестали меня избивать». Затем я подумала: «Мои родители — верующие. Если заговорю, то втяну в это их и некоторых братьев и сестер. Это сделает меня иудой, и Бог накажет меня». Тогда я вспомнила этот гимн Божьих слов: «Вера подобна мостику из одного бревна: боязливо цепляйтесь за жизнь — и вы падете, но те, кто готов пожертвовать собой, смогут перейти его, ступая твердо и без волнений. Если человек таит в себе мысли робкие и боязливые, это оттого, что его одурачил сатана, который боится, что мы пересечем мост веры и войдем в Бога. Сатана всеми способами пытается передать нам свои мысли. Мы должны непрестанно молиться, чтобы Бог осветил нас Своим светом, непрестанно полагаться на то, что Бог вычистит из нас сатанинский яд. Мы должны каждую минуту практиковать в духе своем приближение к Богу и позволить Ему всецело завладеть нашим существом» («Пусть Бог владычествует над всем нашим существом» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Я поняла, что думать о разговоре с ними из малодушия — значит поддаться на уловки сатаны. Я увидела, что мне в самом деле не хватает веры в Бога, не хватает решимости перенести страдания. Я дожила до этого момента не из-за своего духовного состояния, а потому, что меня шаг за шагом вели Божьи слова. В тот момент мне действительно нужно было уповать на Бога и иметь веру, и как бы меня ни пытали, я никогда не смогу предать Бога. В сердце своем я произнесла молитву: «Боже, отдаю свою жизнь в Твои руки и принимаю Твое обустройство. Я не буду иудой, даже если меня замучат до смерти». И потом, к моему удивлению, начальник полиции отозвал их. Я молча возблагодарила Бога.

Через некоторое время сотрудница полиции подошла к двери и сфотографировала меня, сказав: «Я размещу твое фото в интернете и сделаю тебя „знаменитостью“. Так что все твои друзья, родственники и все остальные увидят, как ты выглядишь, и поймут, что вы, верующие, сумасшедшие». Это нисколько не испугало меня, и я ответила: «Разве это не вы сделали меня такой? Размещение этой фотографии в сети лишь поможет всем увидеть правду о том, как вы преследуете христиан». Женщина-полицейская сказала, «Ладно, переубедила. Я и вправду не знаю, что это за Бог у вас такой и откуда у вас берутся силы. После всего этого ты продолжаешь настаивать на своей вере. Никогда бы не подумала, что такая молодая может быть такой сильной». Услышав ее слова, я возблагодарила Бога в сердце своем. Затем я вспомнила эти Божьи слова: «Мощь Божьей жизни может одолеть любую силу, более того, она превосходит любую силу. Его жизнь вечна, Его мощь необычайна, и никакому сотворенному существу или врагу невозможно сокрушить Его жизненную силу» (Слово, том I. Божье явление и работа. Только Христос последних дней может дать человеку путь вечной жизни). Все эти дни меня опустошали и мучили, я чувствовала малодушие и слабость, и даже хотела, чтобы смерть избавила меня от этого, но Бог был со мной, оберегая меня, и именно Божьи слова дали мне веру и силы, помогая вынести все эти жестокие пытки. Я от всего сердца возблагодарила Бога.

Когда чуть позже сотрудница полиции отвела меня в туалет, она сказала, «Скоро тебя снова станут допрашивать, и тебе следует заговорить. Иначе тебя на несколько лет упекут в тюрьму, и после отсидки ты выйдешь калекой. Знаешь, как обращаются с заключенными? Одни женщины избивают других, тебя будут бить прутьями между ног. Если попадешь к ним в руки — тебе конец». Услышанное вызвало у меня одновременно отвращение и страх, а с перспективой стать инвалидом в 20 лет я и вправду не знала, как смогу жить после этого. Так как я была единственным ребенком, моим родителям не на кого было бы рассчитывать, если бы я стала инвалидом. Затем я вспомнила слова Бога: «Авраам предложил в жертву Исаака — что предложили вы? Иов принес с жертву все — что предложили вы? Столько людей ради того, чтобы найти истинный путь, отдали свою жизнь, сложили свои головы, пролили свою кровь. А вы заплатили такую цену?» (Слово, том I. Божье явление и работа. Значимость спасения потомков Моава). Авраам принес в жертву своего единственного сына, а когда Иов подвергся проверке, потеряв все, что имел, и покрывшись нарывами по всему телу, над ним смеялись друзья, жена глумилась над ним, но он так и не стал обвинять Бога. Он оставался твердым в свидетельстве. У Иова и Авраама была истинная вера в Бога, и благодаря испытаниям они дали звучное свидетельство. Мне необходимо следовать их примеру и оставаться твердой в свидетельстве, чтобы унизить сатану, как бы сильно я ни страдала. Про себя я обратилась к Богу с молитвой: «Боже, я верю, что абсолютно все сущее пребывает под Твоим владычеством, поэтому стану ли я инвалидом — это все в Твоих руках. Что бы со мной ни случилось и как бы я ни страдала, я готова оставаться твердой в свидетельстве и угождать Тебе». Поэтому я сказала сотруднице полиции: «Это было бы бессовестно. Моя совесть никогда не успокоится, если я выдам своих братьев и сестер. Даже если меня приговорят к тюрьме, я никогда не сделаю того, что считаю неправильным». Смущенная этим, она без единого слова отвела меня обратно в комнату для допросов. Рано утром первого апреля полиция пришла меня допрашивать, но я по-прежнему ничего не говорила. Около двух часов дня меня посадили в автозак, чтобы отвезти на базу для промывания мозгов. Всю дорогу в своем сердце я тайно пела этот гимн Божьих слов: «Если у людей нет никакой убежденности, им нелегко дальше следовать этим путем. Каждый теперь может видеть, что Божий труд ни в малейшей степени не подчиняется человеческим представлениям. Бог совершил столько работы и сказал так много слов, которые совершенно не соответствует представлениям людей. Таким образом, люди должны иметь убежденность и силу воли, чтобы быть способными придерживаться того, что они уже увидели и что обрели из своего опыта. Вне зависимости от того, что совершает в людях Бог, они должны отстаивать то, чем обладают сами, быть искренними перед Богом и оставаться преданными Ему до самого конца. Таков долг человечества. Люди должны отстаивать то, что они должны делать» («Ты должен исполнять свой долг» в книге «Следуйте за Агнцем и пойте новые песни»). Я уже знала, что иметь веру означает терпеть притеснения и необходимость страдать, и я решила оставаться твердой в свидетельстве и угождать Богу, с какими бы притеснениями или страданиями ни столкнулась. Но когда я столкнулась с ними на самом деле, я поняла, что оставаться твердой в свидетельстве не так просто, как я думала. Тут важен не только энтузиазм, требуются также уверенность и решимость страдать. Бог испытывал меня этими жестокими обстоятельствами, чтобы усовершенствовать мою веру, очистить и спасти меня. Я верила, что Бог будет вести меня, что бы ни случилось. Пока я пела гимн, моя вера возрастала, и я поняла, что, как бы меня ни пытали, я должна уповать на Бога и следовать за Ним до самого конца.

Когда мы добрались до базы юридической подготовки, ко мне приставили двух полицейских, которые должны были круглосуточно наблюдать за мной, задавать вопросы о церкви, промывать мне мозги, и требовать от меня написать отказ от своей веры. На третье утро они сказали, что собираются показать мне видео, снятое в моем родном городе. При этих словах у меня перехватило дыхание: неужели они провели обыск в моем доме? Не попали ли в беду мои родители? Я беспокоилась, что пострадали некоторые братья и сестры из церкви. Мой страх все усиливался. Я не могла перестать ерзать на стуле и чувствовала, как затекли конечности. В сердце своем я молилась Богу. На видео мой отец выглядел каким-то желтушным. Он сказал мне несколько слов, исподволь побуждая меня уповать на Бога и оставаться твердой в свидетельстве. От услышанного по лицу у меня потекли слезы, я чувствовала себя ужасно. Я также понимала, что полиция пытается играть на моих чувствах, чтобы заставить меня предать Бога, и я всем своим естеством презирала Компартию. Я вспомнила, что сказал Бог: «Религиозная свобода? Законные права и интересы граждан? Это все уловки для сокрытия греха!» (Слово, том I. Божье явление и работа. Работа и вхождение (8)). Компартия на словах заявляет о свободе вероисповедания, но на самом деле остервенело преследует христиан, подвергает арестам и жестоко пытает их, вынося приговоры по необоснованным обвинениям. Множество христиан вынуждены находиться в бегах, не имея возможности видеться с родителями и растить детей. Все это происходит по вине Компартии. Партия является главным виновником разрушения христианских семей. Полицейские стояли в стороне и глумились, видя, что я плачу, думая, что я наверняка заговорю после этого. Но когда я продолжила молчать, они, ударив кулаком по столу, обругали меня, затем развернулись и ушли.

Через месяц пара полицейских снова пришли меня допрашивать. Мне показали фотографии, требуя опознать братьев и сестер. Один из них сказал, «Если ты ни в чем не сознаешься, ты получишь наказание за преступления других людей, и я посмотрю, сколько тебе дадут. В итоге тебе дадут 8 или 10 лет, вот тогда увидим, насколько ты крута!» Другой сказал, пытаясь искушать меня: «Просто пойдем с нами, напишешь заявление, что ты отказываешься от своей религии, и мы сделаем все, что ты захочешь». Я не сдвинулась с места, тогда он снова стал заманивать меня: «Я знаю, что ты единственный ребенок у своих родителей, они столько сил потратили, чтобы вырастить тебя. Возможно, ты сейчас думаешь, что не получишь большой срок, но будешь очень несчастна, когда этот день наступит, и сожалеть будет слишком поздно. У тебя есть два варианта: 1. Отказаться от своей религии и отречься от Всемогущего Бога — тогда мы отвезем тебя прямо домой. 2. Настаивать на сохранении своей веры и отправиться в тюрьму. Тебе стоит все хорошенько обдумать». Меня мучили противоречивые чувства. Напиши я заявление о том, что не верую, это было бы предательством Бога, но если я выберу веру — попаду в тюрьму. Увижу ли я когда-нибудь снова своих родителей? Если я попаду в тюрьму, люди, безусловно, будут плохо думать о моих родителях, а их неверующие близкие будут их критиковать. Для них это было бы очень тяжело. На видео лицо у отца выглядело желтушным и отекшим. Неужели у него проблемы со здоровьем? Эта мысль делала меня все более и более несчастной, и мне было очень тяжело, поэтому я молилась: «Боже, я не могу предать Тебя, но я не могу отпустить своих родителей. Боже, как мне поступить?» Именно тогда мне на ум пришли эти слова Бога: «Кто бы ни убегал, но ты не можешь. Иные не веруют, но ты должен. Иные оставляют Бога, ты же должен стоять за Бога и свидетельствовать о Нем. Иные клевещут на Бога, но тебе нельзя... Ты должен воздать Ему за любовь. Ты должен иметь совесть, поскольку на Боге нет вины» (Слово, том I. Божье явление и работа. Значимость спасения потомков Моава). «Ты должен иметь совесть», — эти слова все время звучали в моих ушах. За годы моей веры я так обильно наслаждалась Божьей благодатью и благословениями. Я также узнала некоторые истины и поняла, каким человеком должна быть. Бог дал мне так много. Предательство Его было бы бессовестным поступком. Но, думая, с одной стороны, о Боге, а с другой — о родителях, мне было трудно принять решение. В моем сердце шла особенно ожесточенная борьба. Я помолилась про себя, прося Бога направить меня и дать мне веру. После молитвы мне на ум пришли такие Божьи слова: «Разве не много среди вас тех, кто колебался между правильным и неправильным? В борьбе между позитивным и негативным, черным и белым вы, конечно, помните о том, какой выбор делали между семьей и Богом, между детьми и Богом, между миром и раздором, богатством и бедностью, статусом и заурядностью, между тем, чтобы вас поддерживали, и тем, чтобы вас отбрасывали прочь, и так далее. Между благополучием в семье и ее распадом вы выбираете первое, и причем без малейшего колебания; между богатством и долгом — снова выбираете первое, и даже не имеете воли к тому, чтобы „вернуться на берег“[a]; между роскошью и нищетой — выбираете первое; и выбирая между своими сыновьями, дочерьми, женами, мужьями и Мной, вы выбираете первое; и между представлениями и истиной вы вновь выбираете первое. Столкнувшись со всевозможными вашими злыми делами, Я попросту в вас разуверился. Меня просто поражает то, насколько упрямо противятся ваши сердца попыткам смягчить их... Если вам вновь предложат выбор, какую позицию вы займете? Вновь выберете первое? Причините ли Мне вновь разочарование и безотрадную печаль? Будет ли еще в сердцах ваших хоть малая толика тепла? Будете ли вы по-прежнему в неведении относительно того, что сделать, чтобы утешить Мое сердце? Что вы выберете в этот момент?» (Слово, том I. Божье явление и работа. Кому ты предан?). Я чувствовала, что Бог находится рядом со мной, ожидая моего ответа. Я знала, что не могу предать Бога ради своих плотских связей, чтобы обрести гармонию в семье. Бог всемогущ, и здоровье моих родителей, как и жизнь их, находится в Божьих руках. Постоянное беспокойство о них только доказывало, что мне не хватает веры в Бога. Возможно, мы не сможем видеть друг друга, но я знала, что пока мы уповаем на Бога, Он будет вести нас. Эта мысль восстановила мою веру, и я почувствовала, что готова отречься от своей плоти, чтобы угодить Богу. Я произнесла молитву: «Боже, я готова отдать своих родителей в руки Твои и подчиниться Твоему обустройству». Сжав кулаки, я встала и сказала: «Я приняла решение, и я пойду со Всемогущим Богом. Он — единственный истинный Бог, сотворивший небеса, землю и все сущее, и Он — возвратившийся Господь Иисус. Я никогда не отрекусь от Бога». Сказав это, я почувствовала полное спокойствие. Если бы не водительство Божьих слов, мне в самом деле было бы трудно одержать победу над уловками сатаны. Как только полицейский увидел, насколько я решительна, от показал свою свирепость. Бросив на стол толстую стопку бумаг, он с размаху сильно ударил меня по лицу, а затем крикнул: «Твоя песенка спета! Думаешь, мы ничего не узнаем только потому, что ты не говоришь? Позволь тебе объяснить: мы следим за тобой три месяца, и ты еще думаешь, что мы не знаем о тебе все? Мы просто хотим посмотреть, будет ли у тебя правильное отношение, так что ты подумай об этом». Я сказала: «Я не отрекусь от Бога, я не предам Его, даже если это чревато тюремным сроком». После этого меня отвезли в городской следственный изолятор.

У меня часто поднималась температура, отекали ноги и руки, а меня каждый день заставляли сидеть по два часа, скрестив ноги. Во время допроса меня ударили по пояснице, повредив почку, поэтому поясница болела так сильно, что я не могла сидеть прямо. Каждый день я с трудом доживала до того момента, когда могла лечь спать, и меня часто будили, чтобы поставить в ночную смену. Через пару недель у меня начались трудности с мочеиспусканием, живот вздулся и болел, также были боли в пояснице. А потом каждый день около 6 или 7 часов вечера у меня поднималась температура, а лицо краснело. Меня осмотрел врач, сказавший, что в левой почке у меня киста шириной почти в два сантиметра, и она воспалена. Когда боль была очень сильной, я молилась Богу, становясь ближе к Нему, а также пела гимны, восхваляя Его, и тогда забывала о боли.

После того, как я провела в следственном изоляторе 27 дней, меня отпустили под залог до суда, и я решила, что действительно могу вернуться домой. Но, к моему удивлению, полиция моего родного города и представители местных властей отправили меня прямиком на еще одну базу идеологической обработки на 48 дней для пересмотра взглядов и промывания мозгов. Затем отвезли меня в местный полицейский участок для регистрации. Начальник полиции вызвал меня в свой кабинет и сказал: «Ты сейчас освобождена под залог в ожидании суда, поэтому твое дело находится на рассмотрении. Тебе запрещено покидать пределы города в течение одного года, и даже если у тебя есть дела в ближайших районах, ты все равно должна сначала прийти сюда сообщить нам и попросить разрешения и быть готовой явиться к нам в любой момент». Я вернулась домой, но у меня не было никакой свободы, и всякий раз, когда я выходила в город, кто-то следил за мной. После нескольких месяцев такой жизни у меня не было иного выбора, кроме как покинуть свой дом, чтобы выполнить долг. Полиция прислала к нам домой человека искать меня и расспросить о моем религиозном статусе. Моим родным сказали, что если я продолжу практиковать свою веру, меня снова арестуют и что я должна явиться в полицейский участок. Когда я узнала об этом, я была в ярости. Я подумала: «Конечно, у меня есть вера, и не только это, я еще собираюсь благовествовать и свидетельствовать, несмотря ни на что! Я определенно буду идти вперед, полагаясь на Бога». Благодарение Богу!

Примечание:

a. «Вернуться на берег» — китайское идиоматическое выражение, означающее образумиться, «отвратиться от злых путей своих».

Предыдущая статья: Когда мама была в тюрьме
Следующая статья: Тяготы тюрьмы

Если вы готовы возложить свои заботы на Бога и получить Божью помощь, нажмите на кнопку, чтобы присоединиться к нашей учебной группе.

Похожие темы

Божьи слова творят чудеса жизни

Ян Ли, провинция Цзянси Моя мать умерла, когда я была маленькой, поэтому с раннего возраста мне пришлось нести тяжелое бремя домашних...

Свяжитесь с нами через WhatsApp